Открытый христианский форум JesusChrist.ru

Библия | Книги | Словари | Софт | Аудио, BQT, Евангелизм, JCQ, Молитва

Добро пожаловать на Открытый христианский форум JesusChrist.ru. Для того чтобы писать в форуме, Вам необходимо зарегистрироваться и войти на форум через ссылку для входа.

Общие разделы
   >> Новости последних дней
Просмотров: 886 Просмотреть ВСЕ ветвиСледующая ветвь*Отображение Ветвями

Sheva
Христианка
26/05/06 01:26
sheva-vet@ЖЖ

# 355220

Дело на "полтора архиерея". С чем осталась РПЦЗ(Л) после Всезарубежного Собора Help admins  

1. Чуда — не было

IV Всезарубежный и последовавший за ним Архиерейский Соборы РПЦЗ(Л) завершились, но никакого, широко анонсированного, "Акта о каноническом общении" с РПЦ МП принято так и не было. Многие надежды рухнули — и, в частности, рухнули надежды тех, кто придумал проводить эти Соборы и их щедро профинансировал. Деньги, и немалые, давались вовсе не на то, чтобы, как теперь оказалось, "поговорить и разойтись".

А ведь кто-то стал говорить даже о каком-то чуде самосохранения РПЦЗ(Л), явленном на Соборе особенным действием Святого Духа. И это не просто неверно, а крайне опасно.

Если мы христиане, то мы верим, что всё вообще, что мы по отдельности или сообща предпринимаем в согласии с волей Божией, происходит содействием Святого Духа. Это вполне распространяется и на Соборы. Но все-таки о чудесах мы говорим не в таких случаях, а в других. А именно: когда происходит нечто такое, что противоречит естественному ходу вещей. Поэтому и бывает опасно называть чудом то, что естественному ходу вещей полностью соответствует. Опасность здесь в том, что, воспринимая это как чудо, мы, тем самым, обнаруживаем свое непонимание реальных процессов: называя чудом то, что было ожидаемо, и чему, поэтому, не следовало "чудитися", мы показываем, что не понимаем, в какой реальности живем, и чего от нее следует ждать.

Так вот, говоря о нынешней реальности РПЦЗ(Л), важно понять, что чуда не было. Были тактические ошибки со стороны организаторов объединения с РПЦ МП, которые и созвали этот Всезарубежный Собор, не обеспечив заранее подходящих для себя настроений в клире и пастве и не создав достаточных рычагов давления на несогласных. Поэтому даже нельзя сказать, что в единственном формально значимом итоге Собора – блокировании "Акта о каноническом общении" – есть какая-то особенная заслуга оппозиции объединению с РПЦ МП. Заслуга, конечно, есть, но не "особенная": в таких условиях, когда на оппозицию не оказывалось профессионально организованного давления, допустить принятие "Акта" было бы совсем позорно.

О настоящих заслугах оппозиции в период Собора мы скажем чуть ниже, а пока отметим, что же именно произошло на Соборе, если никакого чуда не состоялось. На Соборе могло произойти только одно из двух: или оформление раскола (но это был очень маловероятный сценарий), или достижение краткосрочного компромисса (как оно и вышло). А компромисс в таких случаях достигается принятием "рамочных соглашений", которые открыты для толкования каждой из сторон в свою пользу. Такие соглашения полезны тем, что дают некоторую передышку в боевых действиях, но потом все равно побеждает сильнейший. "Правильное" толкование рамочных договоренностей окончательно даст только тот, кто приведет не логические, а силовые аргументы.

Чтобы не возникало сомнения в том, что я сейчас не подгоняю теорию под результат, я позволю себе пространную цитату из моего собственного прогноза, опубликованного более чем за месяц до Собора:

"Уже сейчас понятно, что одной только "говорильней" давление оппозиции на Соборе ослабить можно, но полностью преодолеть нельзя. Поэтому надо ожидать еще одной серии компромиссов – письменных.

Какие-то из формулировок, предложенных оппозицией, будут внесены и в итоговые документы Собора. Какие именно это будут формулировки и в каком количестве – этого заранее не может сказать никто. Для оппозиции желательно, чтобы их было как можно больше, так как чем больше их будет – тем, значит, менее "чисто" сработали те, кто организует Собор, то есть сторонники подчинения РПЦ МП. Это испортит их показатели отчетности перед "старшими товарищами" (тут не надо конспирологии: я имею в виду вовсе не спецслужбы в чистом виде, а тех, от кого архиереи РПЦЗ(Л) зависят материально и финансово, то есть людей вроде протоиерея Петра Холодного), понизит их кредиты в Москве и, следовательно, ослабит их влияние в целом. Это может быть важно для будущего, так как и после Собора борьба за приходы и отдельных верующих будет продолжаться. Поэтому давление в таком направлении имеет смысл.

Но не следует обольщаться относительно возможностей такого давления. Чего на Соборе никто не допустит — так это внесения даже в протокол хотя бы одной такой оппозиционной формулировки, которая потребует каких-то конкретных действий, препятствующих безоговорочному подчинению Москве. Особенно таких действий, для которых будут назначены конкретные даты и конкретные ответственные лица.

Общий характер документов будет такой: в сторону сближения с РПЦ МП — и слова, и дела, а в сторону противоположную — только слова, как можно более пусты".

Итак, отметим те итоги Собора, на которых надо особенно сосредоточиться сейчас. Действительно, Собор не принял ни одного решения, которое к чему бы то ни было обязывало РПЦ МП (ну, хотя бы выйти из Всемирного Совета Церквей). Самое же главное – не было поставлено никакой преграды дальнейшему бюрократическому решению вопроса об объединении, то есть решению, принимаемому в обход и народа церковного, и Всезарубежного Собора, и даже Собора Архиерейского. Таково было главное условие "объединенцев", без которого на компромисс они просто не смогли бы пойти. Это условие можно выразить в простой фразе: "Ладно, пусть сейчас мы вам уступим, но за это мы получаем право в дальнейшем все решить без всякой формальной необходимости вас спрашивать".

Никаких сложных формальных препятствий на пути объединения больше нет. Это значит, что объединение теперь произойдет тогда, когда его сторонники перестанут бояться раскола. А бояться раскола они перестанут либо тогда, когда будет ясно, что он не состоится, либо тогда, когда будет ясно, что он уже состоялся.

2. Начало послесоборного периода: первые обмены ударами

К счастью для оппозиции объединительному процессу, на Собор она пришла достаточно подготовленной, и поэтому смогла сыграть на упреждение и добиться чего-то большего, нежели временное блокирование "Акта о каноническом общении". Это "большее" относится к области неформальных итогов Собора и даже, еще точнее сказать, – относится к послесоборному периоду, в который оппозиция вступила заранее, еще прямо во время Собора.

Накануне собора мне доводилось обсуждать оптимальную тактику оппозиции. Тогда я назвал эту оптимальную тактику "Собором в Соборе". "Вражескую" площадку Собора, по моей идее, нужно было использовать для учреждения собственной организации оппозиции, которая должна будет взять на себя координацию всей работы в послесоборный период.

Очень редко в жизни приходится констатировать, что из всех возможных сценариев именно оптимальный осуществился. Однако на Соборе произошло именно это, и именно здесь, как мне кажется, на сегодня – главное достижение оппозиции. Состоялся и "Собор в Соборе" , и, как теперь сообщается, заработала временная организация оппозиции. Большего нельзя было и желать.

Теперь мы можем заявить твердо, что итоги Собора не ограничиваются формальным компромиссом, который лишь минимизировал ущерб для исторической РПЦЗ ("Акт о каноническом общении" временно блокирован, но зато формальные препятствия для его принятия в дальнейшем — сняты). Оппозиция смогла нанести уже на Соборе ответный удар "объединителям" – а именно, создать собственную структуру, пусть пока что и весьма сырую.

Первая неделя, прошедшая после Архиерейского Собора, показала, что эта структура работоспособна. За это время успел произойти еще один обмен ударами.

Сторона "объединителей" немедленно приступила к "переформатированию" достигнутых рамочных соглашений. На официальном сайте Собора сразу после его окончания (19 мая) появилось сообщение о том, что, будто бы, "Акт о каноническом общении" был одобрен Архиерейским Собором в принципе и даже были приняты решения относительно дальнейшей процедуры его доработки и принятия. Со ссылкой на официальных представителей РПЦЗ(Л) это "радостное известие" со спокойной совестью стали распространять российские СМИ.

Это не что иное, как применение силы. В данном случае силовой перевес "объединителей" заключается в том, что они владеют официальными источниками информации о происходившем на обоих Соборах.

Кроме того, это было и акцией психологического давления на тех архиереев, которые занимали на Архиерейском Соборе позицию меньшинства. Расчет тут очень простой. Да, мы уважили ваше мнение, и поэтому не только не стали принимать никаких не нравящихся вам документов, но даже не стали их ставить на голосование, поскольку нам важно единодушие. Но теперь мы скажем, что Архиерейский Собор, заседаний которого никто из посторонних не видел, одобрил "в принципе" все нужные нам документы. Прямой лжи в этом нет: ведь мы и не утверждаем, будто одобрение Архиерейского Собора заключалось в таких-то и таких-то конкретных постановлениях, одобренных голосами таких-то архиереев. Мы просто утверждаем, что таков был "дух", победивший на Архиерейском Соборе. Это, так сказать, наше "видение ситуации". Но теперь именно такое "видение ситуации" станет официальным итогом Архиерейского Собора. Кто владеет информацией - тот владеет всем.

В этой ситуации именно на архиерея-"антиуниата" ляжет психологическая нагрузка стать "возмутителем спокойствия" и начать выносить на люди всякие подробности реального хода Собора, которые считались конфиденциальными (хотя и не были формально секретными). Очень многие люди такой нагрузки на себя взять не в состоянии чисто психологически. Особенно же такие люди, которые прошли многолетнюю "школу послушания" церковному начальству, да еще и связаны корпоративной этикой, чтобы никогда "не выносить сор из избы". А тут еще надо знать РПЦЗ(Л), где и священники, не говоря об архиереях, позиционировали себя "не якоже прочии человецы", но более как священные коровы, которые всегда держатся своего священного стада.

Поэтому опубликованное 23 мая епископом Агафангелом "Оповещение паствы Одесской и Запорожской епархий РПЦЗ(Л) об итогах IV Всезарубежного и Архиерейского Соборов", из которого мы только впервые и узнали, что на самом деле происходило на Архиерейском Соборе, – это своеобразная "инициация" оппозиции переговорному процессу. Именно сейчас она показала, что не намерена позволить себя "продавить", а епископ Агафангел показал себя как архиерей, относительно которого оппозиция не только может иметь те или иные расчеты, но которому она может доверять как человеку. Это очень важно и даже самое важное на сегодня.

Это настолько важно, что я повторю ту же мысль другими словами. Личное доверие к епископу РПЦЗ(Л) не должно зависеть от его способности к фрондирующим высказываниям по отношению к РПЦ МП. К сожалению, этого многие не понимают. Лично, все епископы РПЦЗ(Л) пока что больше зависят от своей епископской корпорации, нежели напрямую от Москвы. С Москвой они торгуются, и торгуются всей корпорацией, а не по отдельности. В процессе торга им иногда хочется и даже надобно покапризничать, но им это не страшно — покуда они не отбиваются от "своих". По-настоящему им страшно только одно: стать "чужим" для "своих". Тогда уже своя корпорация за них не заступится и отдаст их на растерзание московскому чудовищу. Вот где настоящий страх, и чем сейчас цементируется в РПЦЗ(Л) архиерейская корпоративная этика.

Поэтому только нарушение корпоративной этики можно считать, со стороны архиерея, серьезной декларацией о серьезных намерениях. И со стороны епископа Агафангела сейчас сделано именно это.

3. За что бороться сейчас?

Начавшийся после Собора новый период то ли развала, то ли преобразования РПЦЗ(Л) требует постановки новых тактических задач, и они должны быть поставлены не менее четко, чем задачи на период Собора. Конечно, можно этого и не делать: можно ограничиться оборонительной тактикой ответов на различные "вызовы", уступив противнику всю инициативу в боевых действиях. Даже и такое поведение будет лучше, чем никакое. Как-никак, это будет сопротивлением, которое позволит хотя бы кое-что сохранить.

Но сейчас дела оппозиции вовсе не так плохи, чтобы нельзя было ставить наступательных задач. Глядя со стороны, я вижу таких задач не менее двух.

В области защиты церковной недвижимости. Помимо повседневной работы с приходами, сейчас можно начать подготовку к судебному процессу относительно правопреемства с РПЦЗ(Л) и с правами собственности на здание Синода в Нью-Йорке. Можно заранее сказать, что любые объединительные инициативы с РПЦ МП будут сопряжены с какими-то переменами в "Положении о РПЦЗ", зарегистрированном в 1956 году согласно законам США. Если такие изменения происходят в обстановке, далекой от единодушия, то всегда будет основание их оспорить, причем, оспорить именно в американском гражданском суде. На мой взгляд, уже сейчас нужно создать специальную рабочую группу, которая займется выработкой плана действий хотя бы по трем следующим направлениям:

– собственно юридическая сторона процесса,

– тактика в действиях по размежеванию с "объединителями", которая помогла бы оформить юридические претензии,

– светский политический и информационный контекст процесса.

В области восстановления церковного управления. Кажется всем противникам объединения с РПЦ МП уже должно стать понятно, что существующий епископат РПЦЗ(Л) как целостная корпорация не способен защитить РПЦЗ(Л) от уничтожения и поэтому подлежит замене. В то же время, среди этого епископата есть отдельные архиереи, которые, пусть и не в качестве самостоятельных фигур, но могли бы войти и в новый епископат РПЦЗ(Л). Возможно, среди нынешних епископов РПЦЗ(Л) найдется и настоящий лидер будущего епископата.

Итак, радикальная перемена архиерейского состава РПЦЗ(Л) для оппозиции желательна, но пока что далека от воплощения в жизнь. Как можно приблизить это "прекрасное далеко"?

Первый способ самый простой: поплыть по течению жизни. Тогда "прекрасное далеко" все равно когда-нибудь наступит, хотя, быть может, не скоро и не для всех… Это очень типичный сценарий – именно так до сих пор крошилась историческая РПЦЗ в событиях 1990-х и последующих годов. Пара-тройка епископов оказывались в изоляции от остальных и в этой стрессовой обстановке совершала какие-то поспешные архиерейские хиротонии и создавала какие-то хаотичные церковные организации. Иногда лучше так, чем никак. Но пока что для РПЦЗ(Л) остается открытым и другой, более цивилизованный, способ.

Коль скоро все равно костяк будущей временной церковной организации уже создается, то надо подумать и о будущих архиерейских хиротониях. Уже сейчас можно было бы сделать две вещи:

– подобрать кандидатов для замещения тех епископских кафедр, где для новой церковной структуры будут реально нужны архиереи,

– разработать начерно план конкретных действий, предшествующих новым архиерейским хиротониям. Этот план должен включать четкое определение тех действий нынешнего Синода, формальным ответом на который станут хиротонии. Соответственно этому, нужно уже сейчас начать подготовку паствы к правильному восприятию этих будущих действий "объединителей".

Возникает, конечно, "детский вопрос": а кто будет рукополагать? Ответы тут могут даваться разные, но пока нет нужды отказываться от наиболее естественного пути, при котором хиротонии смогут совершить кто-то из нынешних архиереев РПЦЗ(Л). Для этого нужно, чтобы нынешняя оппозиция соответствовала одному минимальному требованию: чтобы в ней было хотя бы "полтора архиерея".

"Полтора архиерея" — это один сознательный лидер плюс другой архиерей, который может быть и не особо сознательным, но согласится участвовать в хиротониях вместе с сознательным.

Если бы "дело на полтора архиерея" можно было бы осуществить сейчас, то это привело бы к очень серьезной стабилизации РПЦЗ(Л) – такой, о которой сейчас даже неловко мечтать. Если же немедленноосуществить его не удастся, то само направление это для исторического курса РПЦЗ(Л) беспроигрышное. Даже малый успех на этом пути – это защита очень многого из того, на что сейчас посягнули сторонники капитуляции перед МП.

Игумен Григорий,
для "Портала-Credo.Ru"


Перейти на