Открытый христианский форум JesusChrist.ru

Библия | Книги | Словари | Софт | Аудио, BQT, Евангелизм, JCQ, Молитва

Добро пожаловать на Открытый христианский форум JesusChrist.ru. Для того чтобы писать в форуме, Вам необходимо зарегистрироваться и войти на форум через ссылку для входа.

Общие разделы
   >> Новости последних дней
Просмотров: 820 Просмотреть ВСЕ ветвиСледующая ветвь*Отображение Ветвями

Новости
30/10/08 21:50

# 632765

04.10.2003 - Портал-Кредо: "До и после Анафемы" (комментарий о событиях октября 1993) Help admins  



Данная тема открыта посетителем сайта, читателем новости от 04-10-2003 22:21, находящейся по ссылке http://jesuschrist.ru/news/2003/10/04/4985. Полный дайджест новостей доступен по адресу jesuschrist.ru/news.

04.10.2003 - Портал-Кредо: "До и после Анафемы" (комментарий о событиях октября 1993)

* События октября 1993 поставили точку с запятой в попытках РПЦ МП стать самостоятельной политической силой

События октября 1993 имели весьма трагический для России исход, но в религиозном аспекте они значимы еще и потому, что в октябре 1993 Церковь в России предприняла самую масштабную попытку вмешаться в политику чуть ли не с 1918 года, когда Патриарх Тихон обращался с граждански-политическими протестными воззваниями к большевикам.

В сентябре-октябре 1993 Патриарх Алексий II попытался выступить посредником и умиротворителем в конфликте Ельцина и Верховного Совета, причем на посредническую миссию Патриарха возлагались большие надежды. Вот как описывает эти попытки Николай Леонов в книге "Крестный путь России".

"Патриарх Московский и Всея Руси Алексий II 21 сентября 1993 г. находился в зарубежной поездке на Аляске, куда он прибыл по приглашению Автокефальной Православной Церкви Америки. Тревожные новости из Москвы заставили Патриарха сократить намеченные сроки поездки. В аэропорту Сан-Франциско Алексий II сделал заявление, призвав все ветви власти, армию, правоохранительные учреждения и всех россиян воздержаться от любых действий, могущих привести к кровопролитию и толкнуть к гражданской войне. 28 сентября он вернулся в Москву и практически сразу предложил свое посредничество в урегулировании конфликта.

Вскоре Церковь начала консультации с политическими силами. 29 сентября Патриарх принял Ю. Лужкова, представлявшего президентскую сторону, затем его посетила группа народных депутатов и представителей общественности, чуть позже - председатель Конституционного суда Валерий Зорькин. На другой день Патриарх вместе с митрополитом Ювеналием и митрополитом Кириллом посетили президента Б. Ельцина в Кремле. В результате всех проведенных консультаций противоборствующие стороны согласились вступить в переговоры при посредничестве Русской Православной Церкви...

Начало переговоров не предвещало ничего тревожного. Парламентская сторона сразу же изъявила готовность складировать все имеющееся в Белом доме оружие в опечатанных помещениях под охраной представителей двух сторон. Отпадал, казалось, самый острый раздражитель, исключалась сама возможность какой-либо опасности применения оружия со стороны осажденных. Другая сторона согласилась включить электроснабжение, подать тепло и открыть необходимое число телефонных линий. ...Уже на первом заседании Сергей Филатов заявил, что необходимо изъятие всего оружия из Белого Дома, а в числе оружия, якобы имеющегося там, он назвал пулеметы, гранатометы и даже ракеты с дальностью стрельбы до шести километров (правда, оговорился, что это непроверенные данные). Ему вторил Ю. Лужков, заявивший: "Нам известно, что там сосредоточено громадное количество оружия, которое в десятки, сотни (?!) раз превышает необходимость и достаточность средств вооружения для осуществления мер безопасности и обороны Белого дома". О людях, находившихся внутри осадного кольца, Ю. Лужков отозвался как о "ненормальных, агрессивных провокаторах". Собственно этими словами определялась и вся последующая линия поведения правительственной стороны на переговорах (все цитаты взяты из стенографического отчета о переговорах, опубликованного в книге "Тишайшие переговоры", изд. Магистериум, Москва, 1993 г.). На замечание Патриарха о том, что разоруженческий процесс должен захватить не только людей в Белом доме, но и вокруг него, Ю. Лужков разразился эмоциональной, но абсолютно лживой тирадой: "Ваше Святейшество, я православный и могу поклясться Вам, что - святая правда - не только в каких-то разговорах, обсуждениях, в системе аппарата президента или правительства, или в мэрии, или в ГУВД, или в министерстве внутренних дел, даже в мыслях не было того, чтобы осуществлять какой-то штурм, какое-то нападение на Белый дом. Никогда никаких ни мыслей, ни переговоров, ни договоренностей, ни разработок по нападению на Белый дом не существовало. Я клянусь Вам в этом. И все то, что сейчас нагнетается - это или провокация, или проявление просто уже болезненного, возбужденного мышления"...

К переговорам вскоре подключился заместитель председателя Верховного Совета РФ Ю. Воронин, который был назначен руководителем парламентской делегации. Его линия была жесткой, он настаивал на полном разблокировании Белого дома, отводе войск, восстановлении всех систем жизнеобеспечения и т. д. После этого переговоры стали потихонечку вязнуть во взаимных претензиях, обвинениях... В конечном итоге стороны уперлись в стену: Ю. Лужков и С. Филатов настаивали на разоружении защитников Белого дома и выводе их из здания, а Ю. Воронин от имени Верховного Совета требовал в качестве первоосновы отмены указа № 1400 и обсуждения политических вопросов. В последний раз делегации встретились в Свято-Даниловом монастыре 3 октября в 16.00, разговор откровенно не клеился, а вскоре пришли новости о событиях на улицах Москвы и переговоры было решено прервать до 20.00. К означенному времени представители противоборствующих сторон в Свято-Данилов монастырь не прибыли.

Когда стал очевиден провал посреднической миссии Патриарха, он от политических шагов перешел к агиополитическим. 3 октября в Богоявленском соборе Патриархом Алексием II были совершены литургия и молебен перед чудотворным Владимирским образом Пресвятой Богородицы, доставленным из Третьяковской галереи. Патриарх коленопреклоненно прочитал перед иконой молитву свт. Тихона, Патриарха Всероссийского, "О спасении державы Российския и утолении в ней раздоров и нестроений". Затем, после крестного хода, Патриарх заявил, что тот, кто первым прольет кровь, будет предан анафеме. Однако практически сразу же после молебна конфликт перешел в кровопролитную бойню, унесшую несколько сотен жертв.

Для Патриарха Алексия II настала исключительно трудная ситуация - он должен был адресовать свою анафему одной из сторон и, тем самым, нажить себе врагов в другом стане - либо среди той половины граждан России, которая сочувствовала Верховному Совету, либо у победившего Ельцина. В этой ситуации Патриарх предпочел отделаться общими, хотя и весьма гневными словами: "... люди попрали нравственные принципы и пролили невинную кровь. Эта кровь вопиет к небу и, как предупреждала Святая Церковь останется несмываемой каиновой печатью на совести тех, кто вдохновил и осуществил богопротивное убийство ближних своих". По риторике эти слова, конечно, больше подходили для использования противниками Ельцина, однако в то время сторонники Ельцина усиленно обвиняли другую сторону в кровопролитии и мятеже и вполне могли истолковать умолчания Патриарха в свою пользу. Споры о том, на ком анафема Патриарха, не прекращаются в православной среде и до сих пор, а самого Патриарха неоднократно критиковали за то, что он общается с якобы анафематствованными им Ельциным, Лужковым и другими "убийцами". Однако, в итоге, своей неопределенностью, Патриарх скорее выиграл - как и не раз до того, он предпочел лояльную критику со всех сторон, не побуждающую, однако, к решительным действиям, четкой поляризации и выбору стороны.

Как политик Патриарх, несомненно, больше выигрывал от победы Верховного Совета (а победой было бы любое затягивание конфликта). Ведь в этом случае его роль неизмеримо возрастала бы и была бы едва ли не большей, чем роль Руцкого, Хасбулатова, Зорькина. Однако, будучи опытным церковным политиком "сергианской" школы, Патриарх ни разу не перевел свою объективную заинтересованность в очевидную ангажированность. Он старался влиять на события косвенно. Однако такое влияние не входило в интересы президентской стороны в конфликте. И, в итоге, двусмысленность октября 1993 на долгие годы поставила крест на самостоятельной политической роли Церкви, на попытках взять на себя ответственность за нааправление политических процессов. С тех пор Патриарх ограничивается подачей мнений, всегда нарочито обтекаемых и, обычно, совпадающих с "генеральной линией" Кремля. При этом Патриарх отказался не только от самостоятельной позиции, но и от попыток церковного "модерирования" политического поля и правил политической борьбы (ведь, по сути, его попытка анафемы на тех, кто прольет кровь была попыткой установить границы конфликта, ввести различение разрешенных и запрещенных приемов). Отныне Церкви в современной российской политике осталась только роль "гласа общественного мнения", от роли политического актора РПЦ МП в лице предстоятеля была отстранена. В октябре 1993 Патриарх Алексий II был, несомненно, в числе проигравших.

Источник:

Внимание: мнение создателей сайта может не совпадать с мнением, изложенным в цитируемых в дайджесте новостях.


Перейти на