Открытый христианский форум JesusChrist.ru

Библия | Книги | Словари | Софт | Аудио, BQT, Евангелизм, JCQ, Молитва

Добро пожаловать на Открытый христианский форум JesusChrist.ru. Для того чтобы писать в форуме, Вам необходимо зарегистрироваться и войти на форум через ссылку для входа.

Общие разделы
   >> Разговоры о семье, любви и жизни вообще
Просмотров: 149586 Просмотреть ВСЕ ветвиСледующая ветвь*Отображение Ветвями

В теме участвуют: ДальнийСвет (216) КРУПИНКА (104) Soroka (37) Молоко (25) Livtrasir (13) nonconformist (13) алик (10) daniya (8) ЕКА (8) ANP (7) АлексейНик (4) Небосводный (4) leovs (3) Sulamita (3) Derek (2) Greed (2) Ванька_встанька (2) мурманчанин (2) Натальчунка (2) Танюха (2) Brandy (1) dariya (1) Kovur (1) lena55 (1) marlinf (1) meduzza (1) minija (1) mirt (1) SIBMAN (1) strela (1) Timi (1) Артем89 (1) аурум (1) ВладимирЭхо (1) Григорий1 (1) Добрыйдень (1) ДочьПобедителя (1) маслина (1) уповающая (1) Человеколюб (1)

Страниц в этой нити: << 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | (показать все)
daniya
православная
30/11/13 02:59

# 987636

Re: Легенды о любви. нов [re: ДальнийСвет, #987613] Help admins  

Удалено daniya 2013-11-30 11:22:13


ДальнийСвет
Православная казачка
30/11/13 09:16

# 987657

Re: Легенды о любви. нов [re: daniya, #987636] Help admins  

Одной ночи вполне достаточно!

daniya
православная
30/11/13 10:23

# 987659

Re: Легенды о любви. нов [re: ДальнийСвет, #987657] Help admins  

Я не сомневаюсь :)

ДальнийСвет
Православная казачка
30/11/13 16:12

# 987678

Re: Легенды о любви. нов [re: daniya, #987659] Help admins  

Ты не подумай, что я струсила - просто история сыровата, надо кое-что подправить. И тогда уже выложить ее на постоянку. И будь, что будет!..

nonconformist
30/11/13 16:19

# 987679

Re: Легенды о любви. нов [re: ДальнийСвет, #987678] Help admins  

Так там же у тебя "еротика". Вроде для здешнего форума неформатно...

daniya
православная
30/11/13 23:30

# 987724

Re: Легенды о любви. нов [re: ДальнийСвет, #987678] Help admins  

А ради чего именно это? Вроде, все и так давно уже пдоняли, что с творческим потенциалом у тебя порядок, так и размещай доброе–чистое–светлое... Смысл?!

ДальнийСвет
Православная казачка
01/12/13 18:21

# 987765

Re: Легенды о любви. нов [re: ВСЕМ, #883124] Help admins  

Легенда о любви (продолжение)

Утро воскресенья было чудесным.
- Ты чего сияешь, как новая копейка, - поинтересовался отец, - на свидание собралась?
- Ну… - я замялась. – Я вчера с парнем познакомилась.
- Ты меня с ним познакомь.
- Посмотрим, как пойдет. Может, я ему сегодня разонравлюсь.

Телефонный звонок прервал наши с папкой препирания. Александр позвонил, как и обещал ровно в двенадцать, и сказал, что заедет за мной на машине – на улице холодно, а он не хочет, чтоб я простудилась. Какая забота! Я, конечно, изо всех сил старалась не выдать своего радостного волнения – разговаривала с ним подчеркнуто спокойно. Сердце рвалось на части!
- Папка! Он такой классный! – я повисла на шее у отца.
- Доча, не газуй! Еще одного Виталика я не переживу.
- Да ну тебя, пап, - отмахнулась я, - умеешь ты настроение поднять.
- Ладно, не дуйся. Я же переживаю за тебя, - и отец примирительно поставил на стол две чашки чая.

Через час я выглянула в окно – у подъезда стоял черный «форд-скорпио». Приехал!
- Папа! Я побежала!
- Смотри, не долго! Как его хоть звать-то?
- Александр! – крикнула я уже из подъезда.

- Ну, куда поедем? – Саша положил руку на рычаг скоростей.
- Не знаю. Поехали… в лес! Купим сосисок по дороге и пожарим их на веточках. Будет пик-ник.
-Какой лес? – покачал головой Саша. – Мы застрянем, снегу кругом полно.
- Я знаю место, куда можно проехать. Я всегда туда езжу, – и осеклась.
- Так-так, - хитро улыбнулся Саша, - на чем ты туда ездишь? На электричке?
Сказала «а», говори «бэ»…Я опустила глаза:
- На машине…
- На какой? – Сашку распирало от любопытства.
- Так вон стоит, - я ткнула пальцем в окно.
- «Волжанка»?
- Ну, ты что! – я решила не выдавать, что «волга» папина, - моя рядом, синенькая.
- Хорошая машинка, - без доли издевки сказал Саша, - ну, показывай дорогу!

Пока мой кавалер ходил в магазин, я осталась в машине. Сидела, разглядывала покатую заграничную «торпеду», поглаживала велюровую обивку сидений… Вдруг, рука сама потянулась к бардачку. Сердце тяжело бухнуло, а крышка мягко открылась и, я увидела паспорт. Его паспорт! Быстро пролистав страницы, я наткнулась на «загсовскую» печать… Женат! Боже!!! Какая я дура! Купилась на красивые россказни, не спросив вилку – лапшу с ушей стряхивать.
Мне хотелось просто вылезти из машины и идти, куда глаза глядят. Ведь по закону жанра, он должен будет опустить глазки и промямлить что-то вроде: «Это была ошибка молодости. Мы давно чужие люди, но как только дети кончат школу, я немедленно разведусь». Слушать плачь Ярославны не хотелось, и я взялась за рычажок дверцы.
Глянув последний раз в салон, я заметила ключи в замке зажигания. «Вот, дурень! Кто ж ключи в машине оставляет. Или он так доверяет мне?» Короче, я решила дождаться Сашку – не оставлять же дорогую машину с ключами в замке, угонят ведь мигом.
Сунув пакет на заднее сидение, Саша удобно устроился на переднем:
- Я там еще мандарины купил. Ты любишь мандарины?
- Люблю, - я старалась сохранить олимпийское спокойствие.
Вообще, это вполне в моем характере – бросить все на полпути, не дожидаясь соплей и разборок, но непреодолимая сила удержала меня на сидении.
Всю дорогу я молчала. Саша что-то весело рассказывал, совершенно не замечая моего упавшего настроения. «И все-таки он дурень, - подумала я, - что, Машенька, тридцать километров пешком? Ничего, мы с тобой и больше ходили».
- Здесь направо… Вот, типа, приехали.
- Что с тобой? – Саша накрыл мою руку своей жесткой ладонью, - скажи мне, что случилось?
- Ты мог мне раньше сказать?
- О чем? – насторожился он, и вдруг его лицо засветилось улыбкой. – Ты мой паспорт нашла! Значит, я не ошибся, мой маленький диверсант.
- Ничего смешного в этом я не вижу.
- Значит так, - он нежно погладил мою руку. – Я воспитывался не в монастыре, и у меня было очень много женщин. Я был женат четыре раза – так было проще… Я отлично понимаю, что и у тебя я не первый, поэтому не собираюсь ревновать тебя к твоему прошлому, надеясь на взаимность. А с Галей мы уже подали заявление на развод, суд через неделю. Нас разведут «автоматом» – усыновить детей она мне не позволила, делить нам нечего. – Он закурил, и снова взял меня за руку. – На девятый день смерти моей жены погиб ее муж… Я решил, что не могу оставить ее. Мы мигом расписались, ведь знали друг друга давно. Короче, своим благородством я испортил жизнь себе и ей… Прости, что не сказал вчера.
- А в чем ты не ошибся? – сказала я, глядя вдаль.
- В том, что хочу, чтоб ты стала моей женой.
- На неделю, на месяц? Может, на год?
- Навсегда.
- Пойдем готовить сосиски, - улыбнулась я, - но если ты меня еще хоть раз не поставишь в курс дела, я тебя задушу! – И шутливо прихватила его за горло.
- Согласен! – Пропищал Саша, великолепно изображая незадачливую жертву.

…Мы уже подъехали к дому, а меня совершенно не хотелось уходить.
- Расскажи, пожалуйста, что-нибудь еще! Ты замечательный рассказчик, тебе бы книжки писать.
- Да я пытался. Только у Сокола всегда лучше получалось. Талантливый парень.
- Какого Сокола? – на слово «какого» я сделала особое ударение, потому, как не раз слышала это имя от отца – так звали одного из самых известных наших криминальных авторитетов.
Сердце легонько дрогнуло, и с этого момента я уже была готова ко всему. Куча мыслей, догадок, каких-то отрывочных воспоминаний болталась в моей голове, но я никак не могла сложить их в стройную цепочку.
- Мы договорились быть честными друг с другом. – Серьезно сказал Саша. – Но ты многого обо мне не знаешь.
- Я вообще почти не знаю тебя! – хохотнула я чуть натянуто. – Мы знакомы сутки.
- Лучше сейчас, а потом сама решишь, нужен я тебе или нет.
- Я уже решила. Нужен!
- Не перебивай. – Сашка потер глаза рукой. – Я рецидивист, отсидел почти пятнадцать лет. Первый раз уселся совсем пацаном, потом понеслось. Пересылки… ПКТ… Лесоповалы… Сейчас работаю с Николаичем.
- Ты бандит, - медленно проговорил я, скорее утвердительно.
- Не совсем. Я ближе к ворам.
Было видно, что каждое слово дается Александру нелегко. Он не сводил глаз с доски приборов, будто боясь увидеть мою реакцию. Рука сильно уперта в руль, лицо иногда освещается вспыхивающим огоньком сигареты. Он выбросил окурок в окно, и тут же прикурил другую.
- Я знаю. – Спокойно сказала я.
- Откуда? Я старался не выдать себя.
- Старался, но у меня глаза не на заднице. Но ты мне нравишься, ты мне очень интересен. – потом чуть помедлила, - А алый «Порше» у тебя когда-нибудь был?
- Был, конечно. Потом я его в Москву продал…
- А в Захудаловку на дискотеку ты приезжал?
- Ну, да. У меня там друг живет, Ванька-Комок. А почему ты спрашиваешь? – Сашка немного расслабился.
- Я там тебя видела. У моего деда там дом…
- А близняшек знаешь? Не помню, как звать, - Сашины глаза блеснули.
- Лера и Ольга…
- Ох, и достали они меня! Вешались на шею, еле отбился.
Я расхохоталась:
- А мне говорили, чтоб не попадалась тебя не глаза, а то ты меня изнасилуешь и карьер бросишь. А еще они тебя Вареным называли.
- Ну, девки дают! Чего только не выдумают, дурехи.
Мы смеялись до слез, вдруг Саша стал вновь серьезным:
- Тебя не пугает то, что я тебя сказал? – его голос дрогнул.
- Нисколько. Поживем – увидим! – и легонько коснулась его щеки. – Позвонишь завтра?
- Конечно! – он облегченно выдохнул и улыбнулся. – Куда ж я от тебя денусь?!

Продолжение следует.

ДальнийСвет
Православная казачка
01/12/13 18:25

# 987766

Re: Легенды о любви. нов [re: ВСЕМ, #883124] Help admins  

Легенда о любви (продолжение)

Мы встречались уже почти месяц. Саша привозил меня домой ровно к десяти вчера. «Не хочу, чтоб твой отец волновался», - говорил он.

Однажды мы гуляли по городу, потом сидел в маленьком кафе, пили грузинское вино. Весь вечер Сашка был какой-то тихий и печальный, ни на минуту не выпускал мою руку из своих жестких ладоней, а в его глазах тонула темнота. Я постаралась проявить заботу:
- У тебя что-то случилось?
- Так, проблемы… Но я их сегодня решу.
- По работе?
- Нет, - его тон ясно намекал на то, что разговор окончен.
Я не стала навязываться.

Мы подошли к моему подъезду.
- Ну, беги. Мне уже пора.
- До завтра? – неожиданно для себя, спросила я и увидела в Сашкиных зрачках непроглядную тьму..
- Ну, да… Счастливо.
Он быстро поцеловал меня, нехотя выпустил мою руку и медленно побрел в сторону проспекта, опустив голову.
Я осталась одна, закурила, глянула вверх – с неба моросил противный мартовский дождик, холодный ветер задувал под распахнутую куртку.
«Черт! Он же ушел навсегда, - мелькнула мысль, - он же прощался со мной весь вечер! Как я раньше этого не поняла!!!»
Я бросила окурок в лужу и метнулась вон из двора – до стоянки такси метров пятьсот, если только не поймает машину с руки. Надо успеть. Успеть! Успеть!!!
Вдалеке я увидела одинокий силуэт, бросилась за ним. Я совершенно не представляла, что буду делать, когда я догоню его. Главное – догнать, а там разберемся.
Да, это был Саша – его, светлого вельвета, куртка.
Резко остановившись, я схватила его за плечо, развернула к себе и со всей силы врезала кулаком в челюсть. В последнюю секунду я увидела его, распахнутые от удивления, глаза.
Второго удара у меня не получилось – Саша схватил меня за плечи и сильно сжал, то ли в объятиях, то ли в захвате.
- Сволочь! Я люблю тебя… Ты меня бросил! Ненавижу!!! – я, как могла, колотила его в грудь.
- Тсс! Тихо-тихо, мой маленький диверсант, - он прижал мою голову к своему плечу.
- Пусти меня!
- Успокоишься – отпущу, а то прибьешь меня ненароком.
Я выдохнула, Саша ослабил хватку:
- Все?.. Ну как ты узнала?
- Ты прощался со мной весь вечер!
- Да, прощался, - вздохнул Сашка, все еще прижимая меня к себе. – Пойми, я старый для тебя. Ты ж наиграешься со мной, как с котенком, и бросишь. Мне будет больно, ведь я люблю тебя! Я не смогу без тебя… Ты девушка из хорошей семьи. Зачем тебе старый, прожженный уголовник?
- А мне нужен именно уголовник! – крикнула я, - я люблю тебя и мне плевать, кто ты. Понимаешь, плевать!!!

Сашка закурил, присел на корточки и внимательно посмотрел на меня. Мне показалось, что в его холодных хрустальных глазах блеснули вполне человеческие слезы.
- Если меня посадят, ты будешь меня ждать?
Я коснулась его стриженого затылка и кивнула. Он поймал мою руку, нежно поцеловал.
Редким прохожим открывалась забавная картинка: молодой мужчина в стильном дорогом костюме, сидящий на корточках перед девушкой в безразмерных «рэперских» джинсах и ярко-красном пуховике. Он смотрит на нее, как на бога, а она стоит, широко расставив ноги и сунув руки в бездонные карманы…
Наконец Саша сказал:
- Пойдем, я еще раз провожу тебя. Боюсь за хулигана, который может к тебе пристать. А в субботу приду знакомиться с твоими родителями и просить у них твоей руки.
- Точно? – я жестко глянула на него.
- Обещаю.
- За базар ответишь.
- А я и не сомневаюсь! – Улыбнулся Сашка.
___________________________________________________

До субботы мы не виделись – Сашку держали какие-то дела, - только разговаривали по телефону.
В субботнее утро мама оставила Аленку на попечение бабушки и приехала в город, чтоб убрать нашу, как она говорила, берлогу и приготовить праздничный ужин.

К тому времени они отцом уже давно разделили свои жизни и детей, но семейные торжества и праздники старались проводить вместе, создавая полное ощущение единства. Мама трогательно заботилась об отце, а он галантно ухаживал за ней. Они были разными людьми, слишком поздно понявшими это. Но даже когда, благодаря случаю, оказались на свободе, неразрывная нить связывала их.
Уже после папиной смерти, я нашла в его столе маленький томик Омар Хайяма. В нем карандашом были отмечены самые нежные четверостишия о любви. Я показала книжку маме. Она бережно переворачивала страницы, а из глаз беззвучным дождем лились слезы. Я не знаю, кому папа мысленно посвящал эти рубаи, но мне хочется думать, что маме. Отца уже много лет нет среди нас, но мне кажется, что мама до сих пор любит его…

Итак. Стрелки часов медленно подползали к четырем, мы с мамой что-то доделывали на кухне, когда чирикнул дверной звонок.
Отец пошел открывать и, мы услышали из прихожей его радостный возглас: «Саня! Червонец! Дааарагой!!! Вот так номер! Ты как меня нашел? Ну, заходи…» Я застыла с тарелкой в руках. «Здорово, Иваныч, я тут… Это…» - послышался голос Сашки. Папка не унимался: «Ну, что на пороге встал, заходи. У нас сегодня праздник! Моя дочка, Маша, замуж собралась. Сейчас жених знакомиться придет. Так что, Саня, заходи, сватом будешь!» Я не выдержала, пихнула многострадальную тарелку маме и уверенно шагнула в прихожую:
- Скорее уж, женихом. Мама, папа, познакомьтесь. Это Саша, мой будущий муж.
Немая сцена. Мама быстро переводит взгляд с отца на Сашку. Саша с папкой вопросительно уставились на меня. А я, как ни в чем не бывало, подпираю стенку, скрестив руки на груди, и еле сдерживаю улыбку.
Дело в том, что Саша не нашел для званного ужина лучшей одежки, чем потасканная джинсовая курточка, рукава которой были небрежно поддернуты до локтя – во всей, так сказать, красе предстал! Видимо, решил – какой уж есть, чего теперь стесняться.
Отец немного подался вперед:
- Вы меня разыгрываете?
- Папа! Шутки в сторону, - усмехнулась я. – Кстати, Саша, познакомься – это мои родители, очень милые люди.
- Раз уж мы такие милые, прошу Вас к столу, Александр, - растерянно улыбнулась мама.
Отец молча прошел в комнату, сел:
- Саня, ты за рулем?
- Нет.
- Наливай! А то у меня сейчас инфаркт случится. – И уже мне, - Маша, ты где его нашла?
- Папа, на улице.
- На какой? – Отец подозрительно глянул на меня, чокнулся со стаканом и залпом осушил рюмку.
- Дорогой, хватит смущать гостя, - мама старалась держаться как истинная леди. – Александр, возможно, Вы расскажете нам о себе, - и обворожительно улыбнулась.
- Ага, смутишь его, - хохотнул папка, - Танечка, милая, я сам могу тебе про него рассказать… Ребята, вы это серьезно?
Мы с Сашкой одновременно кивнули.
- Ну, тогда за вас! - выпил, - Таня! Почему у гостя пустая тарелка?!
Когда бокалы были вновь наполнены, и на Сашиной тарелке оказались все изыски маминой кухни, Саша встал:
- Дорогие мама и папа! Мои родители давно умерли, и я по-настоящему хочу стать вашим сыном. Я очень люблю Машу и прошу разрешения жениться на ней.
С этими словами Саша порылся в кармане и достал маленькое золотое колечко:
- А ты согласна? – он с надеждой глянул на меня.
Я кивнула. Саша надел колечко на мой безымянный палец и вопросительно посмотрел на родителей.
- За вас, ребята! – отец поднял рюмку, чокнулся с улыбающейся мамой, - Будьте счастливы. Саня, береги мою дочь, у меня кроме нее никого нет!
Мама тоже хотела что-то сказать, но ее прервал дверной звонок:
- Я открою, - махнула она рукой отцу, - а то ты опять всех гостей перепутаешь.

Через пару минут в комнату вошел дядька.
- Дядя Лёля! – я кинулась к нему в объятия, - как хорошо, что ты пришел!
- Здорово, Мышка! Как дела?
- Дядя, познакомься, это Саша, мой будущий муж.
- Вот как, - дядька легонько отодвинул меня в сторону и протянул руку Сашке. – Олег, Мышкин дядя. Между прочим, любимый.
Саша встал:
- Александр.
Несколько секунд мужчины внимательно смотрели друг на друга, потом дядька еле заметно кивнул Саше и повернулся к маме:
- Это все хорошо, но нас кормить сегодня будут? – Его глаза светились хитрой ухмылкой. – Кто-то тут мясом хвастался?!

…Мы засиделись до позднего вечера. Папка с дядькой наперебой рассказывали смешные охотничьи байки и спорили с Сашкой о повадках зверей. Мама шутливо поругивала нас за непрерывное курение и подкладывала в тарелки восхитительную еду. Всем было легко и весело, казалось, что мы прожили вместе целую жизнь.
Когда Саша собрался уходить, все столпились в маленькой прихожей, желали ему всех благ и просили приходить чаще. Вечер прошел на славу.

Мама уже начала убирать со стола, но отец придержал ее за запястье:
- Погоди. Давай еще посидим. Сто лет уже не собирались.
Мама вернулась за стол и подлила себе немного вина. Отец откинулся на стуле:
- Ну, Машка! Всего от тебя ожидал, но что ты Саню Червонца в мой дом приведешь, на это даже моего воображения не хвтало, - и забавно прикрыл глаза.
- А что? По-моему, хороший парень, - включилась мама, - мне понравился. А почему Червонец? Это у него фамилия такая? Он что, белорус?
- Ага, фамилия! – прыснул дядька. – Татьянка, ты его руки видела?
- Руки как руки, - пожала плечами мама. – Только там что-то непонятное нарисовано. Знаешь, Аль, ко мне на прием с такими руками по пять человек в день приходят.
Дядька улыбнулся:
- Поздравляю! Ты работаешь в тюремной больничке.
- Что! – Вскинулась мама, - Он сидел? Маша!
Я была готова сползти под стол и там немного переждать, но усидела на месте – только глаза опустила, разглядывая Сашкин подарок.
- Сидел. И много. – Папа повертел в руках рюмку. – Брат, наливай за молодых.
- Вы мне что-нибудь объясните! – мама окончательно растерялась.
- Саня у нас личность известная, - продолжил отец, - про него в конце семидесятых даже в газете писали. Громкая была статья, «Орлы на джинсах» называлась. Они с пацанами выставляли квартиры фарцовщиков и цеховиков… Тогда он первый срок и получил.
- Подожди-подожди, - мама потерла висок, - Я помню эту статью! В «Правде». Ой, нет, в «Комсомолке»! Я тогда была Машкой беременна… Точно-точно! Я еще так плакала.
- А чего ты плакала? – отец поднял глаза на маму.
- Мне было так жалко этого мальчика. Ведь ребенок совсем, ошибся. А теперь точно настоящим уголовником станет. Лучше б всыпали ему ремня прям в зале суда и домой отпустили! Он бы никогда уж воровать не пошел. – Мне показалось, что мамины глаза стали влажными, а она продолжала, - я тогда подумала, а вдруг у меня тоже мальчик родится, а вдруг не услежу…
- Вам повезло, у вас две дочки, - дядька попытался разрядить обстановку.
Отец подцепил вилкой маринованный гриб и с удовольствием его съел:
- Саня, конечно, уголовник, но он честный. Правильный, что ли. Он ведь мне много лет назад жизнь спас… - Отец нахмурился, было видно, что ему неприятно вспоминать. - У меня новую «вольво» прям из ангара увели, водкой груженую. Я думал, мне конец. Чтоб столько денег отдать, пять раз жить надо. Там залетные работали, концов не найдешь. А Червонец мне ту фуру как-то нашел. Не дешево, конечно, но жизнь дороже. У него тогда сильная бригада была, они машинами занимались.
- Так он бандит? Угонщик?! - Мамин голос чуть сел, - а теперь?
- Теперь, насколько я знаю, под ним авторынок и несколько сервисов…
- Отсижено, конечно, у этого парня немеряно, но он не дрянь и не скотина. Я за него ручаюсь. – Веско вставил дядька и потер ладони.
- А ты-то откуда его знаешь? – выдохнула мама.
- Он у меня в отряде был, когда я еще на «десятке» работал, – дядька повернулся ко мне, - ты, Мышка, сама смотри, тебе с ним жить.
- Да я в курсе! – Я спокойно обвела глазами самых дорогих в мире людей, - вы тут мне Америку не открыли.
- Боже! И это мой ребенок! – воскликнула мама.
Я встала, подошла к ней сзади, обняла за плечи:
- Мамочка! Он самый лучший! Все будет хорошо, пожалуйста, не переживай.
- А то не переживу! – рассмеялась мама.

Продолжение следует.

ДальнийСвет
Православная казачка
01/12/13 18:26

# 987767

Re: Легенды о любви. нов [re: ВСЕМ, #883124] Help admins  

Легенда о любви (продолжение)

Мы пили чай на нашей маленькой кухне. Сашка вернулся поздно и, в компенсацию своей вины, принес мой любимый торт. «И откуда он знает, что я люблю именно «Консуэло»?» - задавалась я вопросом.
- Саш, я кем ты хотел стать в детстве? Наверно, летчиком? – я хитро наклонила голову.
- Конечно, летчиком, - серьезно ответил Саша, - причем, не только хотел, но и мог. Мой дядя – заслуженный летчик-испытатель СССР, «МиГи» испытывал. Правда, я мог служить только в гражданской авиации, для истребителя у меня рост великоват. Но я мечтал быть таким, как дядька, или вообще не подниматься в небо, поэтому, затею эту оставил.
-Ишь, какой категоричный, - усмехнулась я, - а потом?
- А потом я записался в секцию парусного спорта. Мы хорошо выступали на регатах, на соревнования ездили. Я бредил морем! Думал, закончу школу, в мореходку пойду… Нас пригласили на сборы в Болгарию, а меня в команду не включили. Не благонадежный…
- Почему?
Сашка повертел в руках сигарету, неспешно прикурил, затянулся:
- Я в детской комнате милиции на учете состоял. Куда ж такого заграницу. Но я им отомстил, – он поднял глаза, будто проверяя моя реакцию.
Я с интересом смотрела на него:
- Как?!
- А очень просто, - усмехнулся Саша, - мне ж двенадцать лет было! Ну, я и придумал катер угнать. И угнал – это ж я! Мы с пацанами целый месяц на водохранилище жили, на самом настоящее необитаемом острове. Вот это была романтика!
- А чего вы там ели? – я вытащила глаза.
- Рыбу ловили. Ну… воровали помаленьку… Жрать-то охота. Один раз даже лягушек на костре жарили. – Сашка засмеялся. – Вкусно было.
- А вас родители не потеряли?
- Мои привычные были… А Диман вообще был сам по себе – у него мамка пила здорово. Васька своим наговорил бочку арестантов, уж не помню, чего. Короче, никто нас не искал…
- Ты, наверно, у них капитаном был?
- Само собой! Меня Капитаном и звали. Весело было… А потом я катер к стоянке подогнал и бросил. Его нашли, наверно. У меня тогда уже другая мечта была – мотоциклы.
- Раз с морем не вышло?
- Да нет, меня всегда к технике тянуло. Мы с детства на Вторчермет лазали.
- А при чем тут Вторчермет?
- Как при чем! – Сашка посмотрел на меня, как на неразумного ребенка. – Это ты дитя цивилизации, а у нас таких возможностей не было. Понимаешь, на Вторчермет свозили не только всякий хлам, но и вполне годную, но сломанную технику – там любые запчасти можно было найти.
- Но, как же их оттуда вынести? – не понимала я, - Там ведь охрана.
- Какая охрана! Тогда там забор-то был далеко не везде. Это ж при Союзе было!
- И?
- И там я собрал себе мотоцикл! Летом я уже на нем гонял.
- Подожди-подожди, тебе сколько лет было?
- Двенадцать-тринадцать…
- Но у тебя же прав не было!!!
- Ну и что? У меня их до тридцати лет не было, - пожал плечами Саша.
- Так ведь остановят!
- Кто?
- Гаишники!
- Какие гаишники!
Сашка хохотал, а я просто отказывалась что либо понимать.
- Тогда гаишники стояли только на первом посту, около управления УВД и на въезде в город. Всё! А если и попадал я на их рейды, так попробуй меня догони. Я тогда скоростью заболел, такие вещи вытворял на мочеклетке – закачаешься. Меня Чайкой звали. Поворот на Святое знаешь?
Я кивнула:
- Крутой там поворот…
- Так вот, я газ заклинивал, на сиденье вставал и руками махал, как чайка. Народ на остановке просто в обморок падал! Мамка раз увидела, думал, убьет.
- Ну, ты даешь! Это же опасно!
- А кто про это думал? Я ж крутой, марку держать надо было. А осенью в Доме пионеров мотоклуб открыли, так я туда бегом побежал. Мечтал, как настоящим гонщиком стану. Там технику хорошую закупили, простенькую, но новую. Боксы были теплые…
- Тренер, наверно, от твоих знаний обалдел?
- Ага, как же. – Саша поморщился. – Я ему предложил показать, что умею, а он мне, мол, погоди, годик гайки покрутишь, а там посмотрим. Этот клуб для детей партийных боссов открывали, а нас взяли вроде как на обслугу. Но я терпел… Уж очень хотелось гонщиком стать… А потом ко мне такой сынок обкомовский подходит и говорит, мол, давай, побыстрее собирай тачку, а то он, видите ли, тренировку пропустит… Ну я ему и врезал промеж глаз. Его мамаша потом к нам домой приходила, орала, что таких как я, надо от общества изолировать, что она меня посадит… Но и без нее охотники нашлись… М-да…
- Печальная история, - я грустно опустила глаза, помешивая остывший чай, - а ведь мог сейчас быть типа Шумахера…
- Мог, но не в этой стране. И не при этом строе. А стал бы военным, зацепил бы и Афган, и… Да много чего. Таких, как я, дома не удержишь. А там, еще не известно, чем бы все кончилось. Я ведь никогда ничего не боялся…

В коридоре послышались робкие шаги.
- Ребята, у вас завтра свадьба, а вы дурака валяете. Ну-ка быстро спать! – мама зябко куталась с махровый халат.
- Все-все, мам, ложимся. – Сашка кинулся мыть посуду.
- Саша, ты взрослый человек, ну ты что, Машку не знаешь? Проспит ведь все на свете. – Мама вошла в кухню и оглядела стол, - а я тоже торта хочу.
Сашка достал чашку из шкафчика, щелкнул чайник.
- А вы тут про что болтали? – мама почти проснулась.
- Да Сашка рассказывал про свое детство, - грусть еще не отпустила меня.
Дождавшись, пока Саша нальет всем чай, мама спросила:
- А за что тебя первый раз посадили?
- Тридцать два эпизода. – Саша повертел в руках чайную ложечку. - Квартирные кражи, угоны… Я тогда все на себя взял. Из моих пацанов только один условку получил, а двое свидетелями прошли. Мне четыре года дали…
- Ты что, в форточку залезал? – в маминых глазах блеснул веселый огонек.
- Я был талантливым парнем, - пространно проговорил Саша. – Десять месяцев под следствием просидел.
- Десять месяцев? – Мамины глаза округлились. – Да разве можно ребенка столько держать!
- Можно… Потерпевшие по моему делу получили от десяти до пятнадцати. Тринадцать уголовных дел. Хорошо, хоть не расстреляли никого.
- Подожди, это как? – Мама окончательно разгулялась.
- Да так, - Сашка улыбнулся, - директор овощебазы заявляет, что я украл у нее серьги, кольца с бриллиантами, золота без счета, шубу песцовую. А следак спрашивает, мол, откуда же у Вас, при зарплате в двести рублей, такие богатства? Ну и поехала тетя на зону телогрейки шить… И таких чудиков целая толпа набралась. Вот так. А я – на малолетку…
- Это спецшкола? – Мама как-то напряглась.
- Нет. Это воспитательно-трудовая колония для несовершеннолетних. – Сашин голос стол чужим. – В родительский день ко мне мамка с сестренкой приезжали и все удивлялись, как я тут хорошо живу. Конечно, светлые классы, замечательные мастерские, большая столовка, еда отличная. Идеальная чистота везде. Пионерский лагерь, а не зона!.. Они ж не знал, что тут каждый день творится… Подъем без последнего, зарядка… Строевая… Выше ногу! Четче шаг!... На обед пять минут… В цехе норма. И, не дай Бог, ее не выполнить…

Сашку понесло. Мы с мамой притихли, ни о чем не спрашивая – он бы все равно не услышал нас. Мне показалось, что он помнит каждый день, каждую минуту – легко, без запинки, называет имена, кто где стоял, что делал. Мы обе оказались там, смотрели на все, как сквозь стекло, живо представляя отвратительную детскую жестокость, ничем не оправданную ненависть. Мое сердце с каждым мгновением набирало обороты – его стук почти оглушал меня. Саша смотрел куда-то вдаль, совершенно не замечая нас, и говорил, говорил, говорил. Он не мог остановиться…
Неловко двинув рукой, я уронила ложку. Ее звон разрезал воздух. Сашка вздрогнул и вернулся «в сейчас»:
- Вот так… - выдохнул он, выныривая из воспоминаний. – Зато, когда на взрослую зону пришел, она мне курортом показалась! А уж какая мне уважуха была… Но это я вам потом расскажу, поздно уже.
Я посмотрела на маму – она плакала. Я сама быстро смахнула слезы. Сашка понял, что наговорил лишнего:
- Мама, не плачь! Это все давно прошло. Давно-давно, - с этими словами, он подошел к маме и обнял ее.
Мама сильно сжала его руку:
- Сашечка, этого не может быть! Это преступление! Вы же дети!
- Нет, мама, мы были не дети… Я только теперь себя ребенком почувствовал, с вами.
Сашка вернулся на место. Он был несколько испуганным – не ожидал от себя такой откровенности, и уж никак не хотел нас напугать. Но, что сказано, то сказано… Он попытался разрядить обстановку:
- А вообще я человек очень известный, про меня даже в газете писали, - он очаровательно улыбнулся.
- Я читала. – Мама опустила голову, - и плакала. Я всегда плачу… Мне так было жаль того мальчишку. Я прям чувствовала, что плохо будет… Вот ведь жизнь! – Мама улыбнулась, будто стряхивая с себя наваждение. - Я знала про тебя, когда Машенька даже не родилась, Маша впервые увидела тебя в первом классе, отец ее знал тебя, и дядя… А вы встретились только теперь.
- Но ведь встретились! – Я сладко потянулась, - всю жизнь друг за другом ходили, столько раз виделись и ни разу не обратили друг на друга внимания. Судьба…
- Судьба, - кивнул Сашка. – Я столько тебя искал, и теперь уж не упущу.
Он обнял меня. Мама подошла к нам и обхватила нас обоих, так, будто мы оба были ее дети:
- Знаете, ребята, мне все подружки орут – ты с ума сошла, за кого дочку отдаешь. А я тебе, Сашечка, верю.
- Спасибо, мама. Я тебя не подведу. Обещаю!
Мне показалось, что в Сашкиных глазах блеснули трогательные слезы, я сама была готова расплакаться от счастья.
- Все, дети мои, - мама тряхнула головой, - быстро спать! Отец вон уж давно храпит, а мы все полуношничаем. У вас завтра очень ответственный день.

Продолжение следует.

ДальнийСвет
Православная казачка
01/12/13 18:29

# 987768

Re: Легенды о любви. нов [re: ВСЕМ, #883124] Help admins  

Легенда о любви (продолжение)

На капот падал крупный медленный снег, а я уже пятый раз мотала стартером – моя джинсовая «копейка» отказывалась заводиться. «Тьфу! – подумала я, - надо было Сашку слушать и аккумулятор менять. А теперь вот сиди!» Я резко хлопнула дверцей и мелкой рысью помчалась к автобусной остановке.
В салоне красоты меня ждала улыбчивая девочка-мастер:
- Вы на вечернюю укладку?
Глупый вопрос, особенно, если он задан в полдевятого утра.
- Ну, я, наверно…

Стрелка часов медленно подползала к десяти, а моя парикмахерша явно не спешила, аккуратно укладывая очередной завиток.
- Сударыня, Вы до десяти успеете?
- А что? – Невозмутимо ответила девушка.
- У меня в одиннадцать регистрация.
- Чего? – Восхитительное спокойствие.
- Брака! – Я сверкнула глазами. – Не хотелось бы опоздать на свою свадьбу.
- Боже! Так что ж Вы раньше не сказали!
Какая непредусмотрительность! Не ранее, как позавчера, записываясь в салон, я предупредила администратора, что у меня очень сжатые сроки, просила обговорить это с мастером. А теперь «не сказали»! Ё-моё!

Девушка-парикмахер кое-как закончила мою прическу, я сунула ей деньги и, на ходу накидывая куртку, бросилась на улицу, по пути набирая на мобильном номер такси. Безнадежно занято. Еще бы! Завтра Новый год, такси нарасхват. Вот, что такое «не везет». Но как с ним бороться?!

Минут десять я лихорадочно махала рукой на обочине, почти кидаясь под колеса – никто не останавливался. От бесконечных попыток соединиться, сел мобильник. Нет, сегодня явно не мой день!
Когда я уже почти отчаялась, возле меня тихонечко остановилась «шестерка» с яркой буквой «У» на крыше. Из правого окна выглянул пожилой мужчина:
- Девушка! Вам куда?
- На Трудовой! Полтинник!
- Садитесь.
Я живо прыгнула в машину. Медленно тронулись.
За рулем сидел насмерть перепуганный парнишка-ученик. С огромным трудом он перестроился в поворотный ряд. На светофоре машина заглохла, и я поняла, что могу уже не торопиться – с такой ездой буду дома не раньше обеда. Я взмолилась:
- Мы не могли бы ехать чуточку быстрее! Я на свою собственную свадьбу опаздываю.
Инструктор хитро глянул на меня через плечо:
- Да вы что?! Этого нельзя допустить. – И ученику, - ну-ка брысь из-за руля!

Через пять минут машина лихо тормозила у моего подъезда.
- Ну, не опоздали? – Улыбнулся инструктор.
- Нет, вроде. – Я расплатилась. – С Новым годом!
- С новым счастьем!
На лестнице я встретила смурного папку:
- Ну, где тебя носит! Мы тебе обзвонились. Сашку трясет, мать на взводе. Опоздаем ведь.
- Не опоздаем! - И бросилась вверх, перепрыгивая через ступеньки.
В прихожей стоял Сашка, одетый в восхитительный оливковый костюм. Мама аккуратно поправляла воротничок его рубашки.
- Маша! – Выдохнули они одновременно.
- Я быстро! – И мельком скользнула в свою комнату.

Кода мы только подали заявление, Сашка настаивал на том, чтоб мы заказали мне красивое подвенечное платье, но я была неприклонна: выходить замуж второй раз в фате и белом платье – дурной тон. Поэтому сейчас, распахнув шкаф, схватила первую попавшуюся шмотку, быстро натянула колготки, накинула шубку и шагнула в прихожую:
- Я готова.
Сашка протянул мне охапку нежно-кремовых роз:
- Это тебе, - он растерянно улыбнулся. – Я понимаю, что ты не любишь цветы, но ты сегодня невеста, так положено.
- Все-все, дети мои. – Мама подтолкнула нас к двери, - пошли.

Чинно ступая, мы вошли в маленький зал районного ЗАГСа.
Несколько лет назад, я точно также уже входила сюда. Тот же самый стол, та же регистраторша, даже одета в тот же зеленый жакет. Только тогда народу было побольше, и рядом со мной стоял совсем чужой человек. Сердце испуганно замерло, я оглянулась – Сашка смотрел прямо перед собой, сзади стояли родители – мама держала отца под руку, слегка наклонив голову к его плечу – чисто идиллия.
- Дорогие Мария и Александр! – начала сотрудница ЗАГСа, - сегодня очень важный день…
«Интересно, - подумала я, - сколько раз в своей жизни она произносила эти слова? Небось, даже не думает над их смыслом».
Я тихонько сжала пальцы, почувствовав, как напряжено Сашкино плечо. В следующую секунду мое сердце сделало головокружительный кульбит, уперлось в горло и, слезы хлынули из глаз. Сашка повернул ко мне совершенно бледное лицо – в его глазах плескалась растерянность, смешанная с детским испугом:
- Мышка, не плачь! – шепнул он, правой рукой хватаясь за сердце.
Его глаза увлажнились, он еле сдерживал слезы.
Регистраторша забыла слова, выбежала из-за стола:
- Мария, Мария, Вы что?! – придушенно проговорила она.
Отец кинулся к Саше:
- Червонец, ты чего?! Что? Сердце?! – Глянул на маму, - ты же врач! Чего стоишь?!!!
Мама вытирала мне слезы:
- Машенька, доченька, не плачь! – ее голос срывался.
- Может, «скорую»? – вскрикнула сотрудница.
- Не надо, - Сашка глубоко вздохнул, потом еще раз, будто восстанавливая дыхание. – Мама, все в порядке. Спасибо, бать…
- Саша, обещай, что мы никогда расстанемся. – Я заглянула в расширенные темные зрачки.
- Обещаю! Никогда-никогда! – жесткой рукой Сашка нежно дотронулся до моей щеки.
Регистраторша вопросительно окинула взглядом нашу странную компанию.
- Продолжайте, - махнул рукой отец.
- Дорогие Мария и Александр! Сегодня очень важный день в вашей жизни… - На ее лице блуждала странная улыбка, и голос звучал особенно эмоционально…

С заснеженного крыльца ЗАГСа мы шагнули в нашу новорожденную семейную жизнь.
Сквозь мягкую пелену снега мы уже видели свой новый дом и чудесные поездки к морю. А если бы чуть прислушались, то непременно услышали бы колокольный звон, извещающий мир о нашем венчании. Снег надежно укрыл от нас годы разлуки и безденежья, звуки выстрелов и треск горящих бревен. Но мы точно знали, что пока жесткая ладонь сжимает узкую руку, с множеством колец на длинных пальцах, ни одна стихия мира не сможет сбить нас с ног.
Мы иногда просматриваем наши свадебные фотки – на них заплаканная худенькая девчонка обнимает крепкого синеглазого пацана. Мы не узнаем себя! Сашке было тридцать пять, а он казался мне таким невероятно взрослым. Сейчас тридцать пять мне, а ему почти полтинник. Я смотрю на него и вижу красивого молодого человека. И мне кажется, что он совсем не изменился с того дня, а там, на фотографиях, какой-то незнакомый паренек… Странно.
Я знаю, что и через десять, и через двадцать лет я буду смотреть на него и понимать – это самый красивый человек во вселенной. И самый лучший, самый главный. Почему? Да потому, что я люблю его! Ведь если любишь человека, видишь его таким, каким его задумал Бог, а не таким, каким он стал под рукой Жизни.

Мы многое прошли, а сколько предстоит еще пройти – не знает никто. Но у нас сила двух сердец! Единство двух душ. Жизнь выковала из нас двоих единый металлический стержень, который не сломать, не согнуть и не расплавить. Нам нечего бояться до тех пор, пока мы вместе, а иначе и быть не может.

Эту историю можно было бы назвать «Как закалялась сталь». Но это название кто-то уже, кажется, придумал. Да и в этом случае пришлось бы включить в повествование много глав, о которых совсем не хочется вспоминать. Поэтому я написала легенду о любви…

Кстати, о легендах. Много лет назад я разговорилась со случайным человеком, который совершенно меня не знает. И он рассказал мне коротенький эпизод из нашей с Сашкой жизни, представляете! Свой рассказ он закончил словами: «Прикинь, бывают же такие девчонки!» Я восхищенно поцокала языком, мол, да, удивительно. Конечно, переданная из уст в уста, история обросла некоторыми, не имевшими места, подробностями, но я легко узнала в ней себя.
Дома я рассказала об этом мужу. Мы посмеялись и поняли – наши имена крепко вписаны в народное предание нашего города. Пусть так. Нам не жалко!

Продолжение следует!!!


Страниц в этой нити: << 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | (показать все)

ОТВЕТИТЬ ВСЕМ   Просмотреть ВСЕ ветвиСледующая ветвь*Отображение Ветвями
Перейти на