Открытый христианский форум JesusChrist.ru

Библия | Книги | Словари | Софт | Аудио, BQT, Евангелизм, JCQ, Молитва

Добро пожаловать на Открытый христианский форум JesusChrist.ru. Для того чтобы писать в форуме, Вам необходимо зарегистрироваться и войти на форум через ссылку для входа.

Общие разделы
   >> Разговоры о семье, любви и жизни вообще
Просмотров: 149556 Просмотреть ВСЕ ветвиСледующая ветвь*Отображение Ветвями

В теме участвуют: ДальнийСвет (216) КРУПИНКА (104) Soroka (37) Молоко (25) Livtrasir (13) nonconformist (13) алик (10) daniya (8) ЕКА (8) ANP (7) АлексейНик (4) Небосводный (4) leovs (3) Sulamita (3) Derek (2) Greed (2) Ванька_встанька (2) мурманчанин (2) Натальчунка (2) Танюха (2) Brandy (1) dariya (1) Kovur (1) lena55 (1) marlinf (1) meduzza (1) minija (1) mirt (1) SIBMAN (1) strela (1) Timi (1) Артем89 (1) аурум (1) ВладимирЭхо (1) Григорий1 (1) Добрыйдень (1) ДочьПобедителя (1) маслина (1) уповающая (1) Человеколюб (1)

Страниц в этой нити: << 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | (показать все)
ДальнийСвет
Православная казачка
01/07/14 22:25

# 1007480

Re: Легенды о любви. нов [re: Soroka, #1006815] Help admins  

А за Лив можно и получить, мне уже досталось ))

Не поняла???...

ДальнийСвет
Православная казачка
01/07/14 22:41

# 1007485

Re: Легенды о любви. нов [re: ВСЕМ, #883124] Help admins  

Кто сильней - архангел иль апостол?
Я меж ними грешницей живу.
Все во сне казалось очень просто,
Все сложнее вышло наяву.
Между двух огней прохода нету,
Но сгораю я в своем огне!
Крылья поднимают меня к небу,
Руки тянут к дому и к земле.
Так вот и живу я инвалидкой.
Ветер гонит по свету мой прах...
На земле ногами стоя крепко,
Головой витая в облаках...

ДальнийСвет
Православная казачка
03/07/14 20:30

# 1007680

Re: Легенды о любви. нов [re: ВСЕМ, #883124] Help admins  

Мой добрый ангел подал руку мне,
Укрыв меня крылом от всех ненастий -
Раскрылись небеса, пролилось счастье,
Такое, что бывает лишь во сне.
А если вновь подхватить ураган,
Закрутит удушающей петлею -
Глаза его, прекрасные как море,
Единственное, что спасет от ран.
О ветер странствий! Принеси нектар
Растущих у подножья эдельвейсов,
Гул бурных рек, прохладу перелесков
И над ущельем зарева пожар!
Еще хочу почувствовать тепло
Волшебного камина в старом доме,
И голос - звонкий как ручей в каньоне,
Что мчит меж скал живое серебро...
Тебе, мой ангел, посвящаю вздох
Открытого пред небесами сердца!
Дай руку мне. Ступи на мой порог.
Укрой меня от горя и неверья.
А небо нам откроет свой чертог!

ДальнийСвет
Православная казачка
21/07/14 01:15

# 1008947

Re: Легенды о любви. нов [re: ВСЕМ, #883124] Help admins  

КРЫЛЬЯ.

Я родился крылатым. На спине было два маленьких неоперенных крылышка, как у цыпленка. Мама спросила врача, который принимал роды, что это значит. «А ничего, - ответил врач, - это не хорошо и не плохо. Крылья, это как аппендикс. Можно удалить его в раннем детстве, а можно прожить с ним всю жизнь до старости. Наблюдайтесь. Время покажет».
Я этого, конечно, не помню – мама рассказывала.
Так я и жил с крыльями. Сначала они покрылись смешным цыплячьим пухом, потом появились тугие, вполне настоящие перья.
У нас в классе только я был с крыльями. А еще я никак не мог прыгнуть через «козла». Разбегался и останавливался прямо перед ним – почему-то было страшно. Учитель физкультуры удивлялся: «У тебя же есть крылья! Взмахни ими и перелетишь. Все прыгают, только ты не можешь,» - и очень огорчался.
Я тогда еще не умел летать. То есть, я знал, что должен научиться, но не знал, как. Однажды, когда я уже был подростком, мне приснился сон, что я ложусь животом на воздух и лечу – низко-низко над землей, постепенно поднимаясь все выше.
В тот день я попробовал полетать. Сделал все, как во сне, но больно ударился об асфальт, ушиб коленку и расцарапал обе ладони. Но я не оставил своего желания. Зачем мне крылья, если я буду всю жизнь ходить по земле? Я пошел на лужайку и начал тренироваться там. К вечеру мои рубашка и джинсы были перепачканы зеленым травяным соком, но я смог пролететь целых пять шагов! Я понял, что должен делать!
С тех пор я учился летать каждый день. Мама сначала ругала меня за испорченную одежду, но я объяснил ей, что если я не полечу, то крылья придется удалить, и она успокоилась. И очень радовалась моим успехам. К концу летних каникул я уже вполне уверенно держался на воздухе.
Странно – крылатых людей довольно много, но ни один из них не написал сколь-нибудь толкового пособия для обучающихся искусству владения крыльями. Я хотел записать свои опыты, но не сделал этого, а потом как-то забылось. Сейчас уже и не вспомню.

И я летал! О, каким свободным я себя чувствовал! Я ложился на струи ветра, взбираясь по ним, как по лестнице, все выше и выше. Я любил подлететь к чьему-нибудь окну и, постучав в него, задержаться с краешка на карнизе. Люди выглядывали на улицу, совершенно забыв о том, что живут на двенадцатом этаже, и недоуменно пожимали плечами. Так забавно было смотреть на их лица.
И еще я поднимался высоко в небо и, кувыркаясь в потоках воздуха, хохотал. Людям внизу казалось, что они слышат раскаты грома – они смешно задирали головы вверх, пытаясь рассмотреть, с какой стороны приближается туча, и соображали, наверно, успеют ли добежать до дома. Меня это так веселило.

Однажды я не смог взлететь. Я не придал этому значения, решил, что просто устал или не выспался. Но и на следующий день крылья не подняли меня. Я немного заволновался и, целую неделю копил силы, но тщетно – крылья обвисли и совершенно не слушалась.
Как-то я вышел из метро и остановился у киоска, чтобы купить газету. Повернув голову, я увидел, что к остановке подходит мой автобус. Схватив сдачу, я кинулся к нему и упал. Разорвал новые брюки и разбил мобильник. Оказывается, мужчина, стоявший сзади, нечаянно наступил на кончик моего крыла – просто не заметил. Он долго извинялся и даже подвез меня до дома.
Через несколько дней я заметил, что мои плечи стали постоянно тупо ныть. Подойдя к зеркалу, я увидел, что в том месте, откуда растут крылья, появились маленькие ранки с сухой, запекшейся корочкой. Я мазал их зеленкой, но ранки только увеличивались. Болели все мышцы. Голова раскалывалась, как-будто накануне я смешал все алкогольные напитки, какие только нашел в супермаркете, и выпил эту адскую жидкость. Ни с того, ни с сего поднималась температура. Меня кидало то в жар, то в холод. Я глотал аспирин, но легче становилось лишь на пару часов, а потом все возвращалось. Я уже с трудом выходил из дома. Крылья волочились сзади, натягивая и разрывая тонкую кожу плеч. Я старался поддерживать их руками, чтоб было не так больно. Я очень страдал!

Я медленно брел по улице, тяжело переставляя ноги, и, вдруг, поднял глаза вверх и увидел золотые купола храма.
Я подумал, что ведь ангелы тоже крылаты и, люди, которые верят в бога, обязательно смогут мне помочь. Я вошел в храм. Сказал женщине, которая продавала свечки, что мне очень нужно поговорить с человеком, который верит в бога. Она позвала полного темноглазого дядьку с бородой. Дядька был одет в длинную черную рясу, из-под которой выглядывали ботинки из крокодиловой кожи.
Одна деталь – когда женщина повернулась ко мне спиной, я заметил, что она тоже имеет крылья! Это вселило в меня надежду.
Дядька очень внимательно слушал меня, кивал, цокал языком. Я рассказал ему, как научился летать, как летал, и как теперь не могу. Он сказал, что мне надо исповедоваться. Я ответил, что не знаю, что это такое. Он объяснил, что я должен вспомнить и рассказать ему все свои грехи. Точнее, не ему, а богу – он только послушает. И подвел меня к раскладному столику, на котором лежала книжка и распятие.
Я сосредоточился и вспомнил, как в семь лет не отдал маме сдачу за молоко. На эти деньги я тогда целых три раза сыграл в «морской бой» во Дворце пионеров. А в десять наврал отцу, что был на дополнительном занятии в школе, а на самом деле мы с другом катались на пруду на плотах. В двадцать я сказал своей девушке, что очень занят подготовкой реферата и не смогу встретиться с ней. А мне она просто надоела. Не хотел обижать. И сейчас на рабочем компьютере у меня постоянно открыта любимая книжка, хотя шеф уже неделю пилит меня по поводу новый программы. А я просто устал писать однотипные дурацкие софты. Мне хочется сделать что-нибудь стоящее и особенное, но мои предложения никому не интересны.
Я даже заплакал, понимая, насколько провинился перед всевидящим и великим богом – стоял и горько рыдал, как ребенок. Священник пробормотал какую-то молитву, слов которой я не понял. Я поцеловал книжку и распятие и, мне стало легче. Я даже простил своего начальника – он же кроме клавиши «Enter» больше ничего не понимает, надо будет ему еще раз объяснить, растолковать. Он же хороший.
Дядька в рясе велел придти утром на службу. И я пошел домой, пообещав, что буду обязательно.

Проснувшись рано утром, я прибинтовал крылья к спине, чтоб не так тянули, и пошел в храм.
Как я молил бога! Слезы катились по щекам, и я совершенно не стеснялся их. Я умолял спасти меня, вернуть мне возможность летать. Я пытался растолковать богу, что не смогу всю жизнь ходить по земле, помня радость полета. В какой-то момент мне показалось, что бог меня услышал и простил за все мои тяжкие, отвратительные грехи. Мне стало так легко, будто я чуточку оторвался от пола. Но я знал, что мои больные крылья туго стянуты эластичным бинтом, и легкость исчезла.
Потом все, кто стоял на службе, выстроились в очередь и стали подходить к темноглазому священнику. Он держал в руке очень красивую золотистую чашу. Я увидел ту женщину, что вчера продавала свечки, и вежливо пропустил ее вперед. Она почему-то возмутилась. Ничего не сказала, но на ее лицо выплеснулась странная смесь испуга и злости. Она легонько толкнула меня в плечо, задев крыло. Жгучая боль пронзила все тело, но я не подал вида. Опустил голову и пошел вперед. Подойдя к священнику, я поздоровался с ним. Он сделал вид, что не знает меня, спросил имя. Я удивился, почему он не узнал меня, ведь вчера мы так долго говорили. Он сунул мне в рот маленькую ложечку, в которой лежал кусочек булки, намоченный красным вином. Кусочек почему-то не глотался. Я привык пить вино. А хлеб кушать отдельно. Вместе было не вкусно. Но я проглотил его. Я повернулся и отошел, чтоб не мешать остальным. Какая-то старушка протянула мне рюмочку с водой. Я очень обрадовался, но вода оказалась сладкой. Приторно сладкой. Но я выпил ее – ведь так надо. Вкус вина, мокрого хлеба и сладкой воды еще долго стоял во рту, но я подумал, что вкусных лекарств не бывает – просто надо потерпеть. Я очень верил, что бог мне поможет. А эти люди, что не помнят имен и толкаются – они же тоже люди, как и я. У них тоже может быть стресс, усталость и недосып. Сам такой, и все понимаю.

С тех пор я стал ходить в храм очень часто. Начал читать книгу, понимал слова молитв и даже тихонечко подпевал хору на службах. Возвращаясь домой, я отвязывал свои крылья и, стоя посреди комнаты, старался ими шевелить. Крылья были недвижны. Напряжение мышц вызывало боль, а кровь начинала сочиться сильнее. Я заметил, что в том месте, где я подвязываю крылья бинтом, перышки начали ломаться и выпадать. Да и остальное оперение стало тусклым и облезлым. Иногда я поднимал крылья руками, имитируя движения при полете. От этого пух летел во все стороны, как из старой, дрянной перины. Я брал веник, сметал перья в совок и выбрасывал их в мусоропровод. А потом вставал на колени перед бумажной иконой, которую повесил рядом с компьютерным столом, и молился.
Я постоянно думал о боге. Я представлял, как он каждый день пишет программы для шести миллиардов пользователей. И нельзя повториться. И нельзя ошибиться. Как же ему тяжело! Я умолял его запрограммировать мои крылья на полет. Ведь это так просто – нужно лишь восстановить резервную копию, и я полечу. Ведь не мог же он ее удалить. Иногда бог мне даже снился. Он ласково гладил меня по голове и говорил, что осталось совсем немного. Я верил. Я никому и никогда так не верил.

Прошло некоторое время, и я снова подошел к священнику в крокодиловых ботинках. Он сидел в машине и рассеянно тыкал пальцем в новенький ай-пад. Увидев меня, он улыбнулся: «Ты ж программист?» Я кивнул. «Помоги, фотки отправить не могу» - попросил он. Я быстро показал ему, как это сделать. Когда он уже завел двигатель, я набрался смелости и спросил, что мне делать, ведь крылья болят все сильнее, ничего не меняется. Он сказал, что надо поститься. Тогда я уже знал, что поститься, это значит, не есть мяса, молока и яиц.
Вернувшись домой, я скормил коту остатки колбасы и сварил себе геркулесовую кашу на воде. Даже без сахара. И съел эту противную серую массу.
Я ел картошку, делал себе салат из капусты с подсолнечным маслом. Ужасно хотелось шоколада. Но шоколад – это не постная еда, а, значит, мне такого нельзя. И еще хотелось пива. Но алкоголь во время поста исключен. Я не пил. На дне рожденья у друга не прикоснулся ни к вину, ни к шашлыку, ел только огурцы. Видимо, они были весенние, с нитратами. Утром меня тошнило и рвало. Опять поднялась температура, но я не стал пить аспирин – в желудке бурлило и резало. До вечера я провалялся в кровати.
Ночью мне стало легче и, я забылся. Мне снилось, что я летаю. Я кувыркался в небе, выписывая невероятные сальто, складывал крылья и камнем кидался вниз, к реке. И снова расправлял крылья, зачерпнув ладонью пригоршню холодной воды. Я смеялся от счастья, а люди внизу снова поднимали головы вверх, ища в синем небе грозовую тучу. Я парил на городом, закрыв глаза, а когда открывал их, видел зеленые ковры леса, перевязанные голубыми ленточками рек. Я вдыхал прохладный влажный ветер. Его тугие волны приятно холодили мои крылья. Я не верил, что это только сон, но я проснулся.
Я долго лежал без движения. Я радовался, что хоть во сне снова смог взлететь. Я верил, что еще немного, и сон станет явью. Не может не стать.
Сев в кровати, я почувствовал, что тяжести за спиной нет. Я вздрогнул, подумав, что крылья зажили! Повернувшись, я увидел, что мои крылья остались лежать на полосатой простыне. Кончик правого крыла был сломан – видимо, я неудачно повернулся во сне.
Я потрогал свое плечо – на ладони остался след полупрозрачной, буровато-липкой жидкости.
Я завернул свои крылья в новую белую простыню. Достал из кладовки коробку из-под телевизора, и сложил в нее саван с крыльями. Заклеил коробку скотчем.
Я закопал крылья на берегу реки далеко за городом. Взрывать дерн саперной лопаткой было тяжело. Потом начался песок, стало легче. Мне казалось, что я обязательно должен плакать, но слез не было. Была просто пустота.
Выкопав яму и опустив в нее коробку, я закидал могилу песком. Оказалось, что песка намного больше, чем оставшегося для него места. Сделал холмик. Оглядевшись, я увидел на земле черное воронье перо. Я прихлопал холмик руками и воткнул в него перо. Повернулся и пошел к машине. Долго сидел, откинувшись на сиденье. Плечи саднило – рубашка прилипла к свежим ранам. Но я не плакал, хотя очень хотелось. Просто не было слез.
В храм я больше не пошел.
Я напился в тот день как скотина. Сидел и курил на своей маленькой кухне, глотая коньяк, похожий по цвету на гной, вытекающий из моих ран. Дым слоями висел под лампой с желтым абажуром, напоминая облака. Я смотрел на него, и видел себя, очень маленького, летающего среди этих облаков.
Я проснулся от того, что захотел в туалет. Попытался встать, но рухнул прям посреди кухни, ударившись головой об угол плиты. От того, что я уснул сидя, ноги затекли. Я не чувствовал их. Я пополз по коридору на четвереньках. Голова ужасно кружилась. Я подумал о том, что вот так и буду ползать всю оставшуюся жизнь, не смея поднять голову вверх, в небо. Ведь о небе я должен забыть. Забыть навсегда.
Однажды, идя по городу, я увидел вывеску:
«ПРОТЕЗЫ ЛЮБЫЕ. В НАЛИЧИИ И ПОД ЗАКАЗ.
ЦЕНЫ ДОСТУПНЫЕ»
Зашел, даже не надеясь на удачу. Девушка с ресепшен проводила меня в кабинет доктора. Доктор, седой пожилой мужчина, внимательно выслушал меня. Попросил снять рубашку, осмотрел мои раны. Сказал, что они почти зажили и можно протезироваться. Потом он долго сидел, уставившись в монитор. Спросил, какой у меня размер. Я ответил, что пятьдесят второй. «Как раз Ваш размер, последний комплект. Есть на складе,» - улыбнулся он. Поднял трубку телефона: «Артикул Т-1270, цвет белый». В кабинете было очень тихо, я даже слышал, как тикают его наручные часы. Через несколько минут вошел молодой парень, почти мой ровесник, держа в руках коробку. Коробка была примерно такого же размера как та, в которой я похоронил свои крылья. Когда он выходил, я глянул ему в спину – у него были крылья. Свои! Настоящие! Интересно, подумал я, умеет ли он летать или просто родился с ними, не зная, что делать дальше. Я вспомнил глаза парня – он посмотрел на меня, когда ставил на стол коробку. Человек с такими глазами не может не уметь! У тех, кто знает силу ветра, особенные глаза. Когда-то и у меня были такие.
Врач распаковал крылья и предложил мне их примерить. Я встал. Он подтянул ремешки, перехлестнул их на груди и застегнул. «Ну, как? Удобно?» - спросил он. Я пожал плечами: «Вроде да». От моего движения крылья легко шевельнулись. У меня замерло сердце. Врач увидел мое волнение: «Не сразу, голубчик, не все сразу. Есть специальный комплекс упражнений. Я сейчас распечатаю. Расплачиваться чем будете? Визой?» Я кивнул.
Выдав мне инструкцию и договор, врач сказал: «У нас гарантия год. Если что-то не подойдет, всегда можете вернуть или обменять на другую модель. Это бесплатно».

Я уже не плелся по тротуару – я шел с высоко поднятой головой, улыбаясь прохожим. Люди, наверное, принимали меня за дурачка. Улыбаться на улицах у нас почему-то не принято. Но мне это было безразлично. Я снова смотрел в небо и шептал: «Потерпи. Я скоро. Я обязательно к тебе вернусь».
Спать в крыльях было нельзя – во сне можно повредить сложный механизм. Поэтому я снимал их каждый вечер, а утром аккуратно застегивал все ремешки и замочки. Крылья были немного тяжеловаты и не складывались так, как родные, но я быстро к этому привык. Старался проходить подальше от углов и косяков дверей. Каждый день по два часа я делал специальную гимнастику – разводил руки, поднимал плечи, выгибал спину. Ремешки натирали ключицу, но я терпел. Ради возможности вернуться в небо можно вытерпеть и не такое. Свои старые раны я смазывал специальной мазью, чтоб быстрее заживали. После занятий гимнастикой, протезы крыльев сдирали образовавшуюся за ночь корочку. Из ран сочилась сукровица. Но я терпел.
Когда пришло время, я уехал за город, в поле. На моей первой учебной лужайке давно построили высотку. Еще раз прочитав инструкцию, я определил направление ветра, разбежался и лег животом на воздух. Я не боялся упасть, я не боялся боли. Я был готов вытерпеть любую боль, лишь бы вернуться в свое небо.
И я упал. Уткнувшись носом в пожухлую траву, я подумал, что еще недостаточно привык к крыльям. Надо потренироваться еще. Ведь даже на родных, тех, с которыми родился, я учился летать почти месяц. А тут хотел с первого раза.
Все свободное время я теперь проводил на своем полигоне, падая, поднимаясь, и снова падая. Плечи почти зажили, и остатки мази я израсходовал на локти и колени. Им доставалось больше всего. Изодрав в клочья старый спортивный костюм, я купил себе новый – светло-серый, почти белый. Я был уверен, что уж в нем-то я точно полечу.
И однажды я полетел. Я пролетел всего несколько шагов, но что за радость это была! Я бегал по полю кругами, размахивал крыльями и орал как полоумный. Хорошо, что меня никто не видел, а то бы обязательно вызвали «неотложку».

Вечером я позвонил врачу. «Ну, как Ваши успехи?» - спросил он. Я рассказал, что смог продержаться на воздухе несколько метров. В трубке повисло молчание. Я даже заволновался, что связь прервалась. «Понимаете, - заговорил врач, - модель не предназначена для полета, так же, как протез глаза никогда не будет видеть. Т-1270 служит исключительно для социальной адаптации, летать на ней опасно. Да и просто невозможно». «Но я же летел!» - закричал я. «Вам показалось, - ответил врач, - пожалуйста, оставьте эти эксперименты. Поберегите себя, Вы так молоды». И повесил трубку.
Я достал инструкцию и быстро пробежал ее глазами:
«П. 9.09 Запрещается использовать модель в качестве летательного средства. Опасно для жизни!»
Как же я раньше не заметил этого пункта! Мне казалось, что я все внимательно прочитал и изучил. Мой мозг просто не хотел видеть этих страшных слов.
Я сложил крылья в коробку и на следующий день отнес ее доктору. Мне даже вернули деньги. В коридоре я опять встретил того парня с крыльями. Всего секунду мы смотрели друг другу в глаза, и он взглядом сказал мне: «Держись, браток!» И я пошел держаться.
Мне казалось, что я обязан умереть. Но я не умер. Хотя, можно ли назвать жизнью непрекращающуюся тоску по небу. Разве может считаться живым тот, кто, зная вкус ветра и воздуха, обречен дышать своими собственными выхлопными газами. Разве жив тот, кто, однажды упав, не имеет возможности подняться.
Однажды я решил повеситься. Залез на стул и привязал бельевую веревку к трубе под козырьком балкона. Я оглянулся, чтоб последний раз увидеть свое небо, попрощаться с ним по-человечески. И услышал раскат грома. На небе не было ни тучки – светило солнышко и с севера на юг плыли пушистые кучевые облака. Я стоял на стуле и смотрел в небо – старался запомнить его цвет, его запах. Я совсем не боялся высоты. Ведь небо не имеет края, а я был рожден для него.
Я отвязал веревку, скрутил ее и бросил вниз. И слез со стула.
Так и живу теперь – живой мертвый человек. Ходячий мертвец. Кушаю мясо. Иногда пью вино. Я больше не хожу ни в храм, ни к врачам. Зачем, если ни те, ни другие не знают, что такое умение летать. Я решил для себя, что небо везде – от самого асфальта и до бесконечности. Иногда на землю спускается туман. Это те же самые облака, только очень низкие. Их можно даже потрогать. Мне кажется, что небо тоже скучает без меня. И очень ждет, что однажды я вернусь. Небо в меня верит. Оно никогда не перестанет верить. Оно просто не знает, что я уже умер. Может быть, когда я умру окончательно, то есть перестану есть и ходить, я стану частью неба. Ведь я был рожден для него. Вообще, мертвым быть не так уж и плохо – начинаешь ко всему относиться иначе. Понимаешь, что все вокруг чужое. Все вокруг для живых. А меня давно нет и, если что-то изменится в мире, мне будет безразлично.
Я немного похудел, потому, что мало ем. Мертвым еда почти не нужна. Друзья говорят, что я стал лучше выглядеть. Мне это смешит.
Недавно я все-таки написал ту программу, которая была совершенно не нужна моему начальнику. Просто сел и написал. За выходные. Я показал ее шефу. Сначала он скептически смотрел в монитор, а потом воскликнул: «Где ж ты раньше был! Это ж самое то, что надо!» И даже выписал мне премию. Но зачем мне деньги, я не знаю. Мертвым деньги не нужны.
Сегодня утром я проснулся и бессознательно почесал плечо. Под ладонью я почувствовал какой-то странный, плотный бугорок. С другой стороны тоже самое. Может, у меня были молочные крылья, а теперь растут постоянные и, надо просто хорошо питаться. Я не думаю об этом.
Зачем мертвым крылья?..

(с) Дальний Свет

ДальнийСвет
Православная казачка
21/07/14 02:49

# 1008953

Re: Легенды о любви. нов [re: ВСЕМ, #883124] Help admins  

Ну вот и перевалила тема за 50000 просмотров. Если честно, когда открывала ее, была в полной уверенности, что погибнет темка через пару недель, потонет в недрах форума. Ан-нет, вполне живая и, даже, посещаемая!:)
Только вот в чем загвоздка - затевалась она как место, где бы люди свои истории любви выкладывали, а потом так вышло, что стали "Легенды о любви" моим личным литературным разделом. Но все-таки я довольна - тема получилась добрая и, за все время ее существования, лишь однажды случился троллинг-конфликт, который, надо сказать, быстро угас. То ли личное уважение ко мне сыграло роль, то ли посты, выложенные в теме не способствуют левому базару... В любом случае - спасибо. Без вас, дорогие мои форумчане, этой теме жизни было бы как раз те самые запланированные две недели.
Если удастся еще пожить, так, может, и сотню тысяч еще отпразднуем:)

Главный легендодел форума,
ваша ДальнийСвет.

ДальнийСвет
Православная казачка
08/11/14 14:45

# 1016599

Re: Легенды о любви. нов [re: ВСЕМ, #883124] Help admins  

5 ноября 2014 года остановилось сердце замечательного человека Андрея Тачалова, того человека, который любил меня больше собственной жизни, того, кто ради меня готов был убить и растерзать любого, кто нанес бы мне малейшую обиду.
Странное ощущение - я зарыла в землю его тело, но его душа рядом с мной - я физически чувствую его присутствие везде, где бы я не была. Я не свихнулась от горя, нет! - я даже не плакала. Андрюшка ничего не боялся в этом мире, кроме моих слез - стоило мне заплакать, как этот жестокий и сильный хищник становился беспомощным ребенком. Он только и мог сказать: "Кис, ну зачем ты меня расстраиваешь?!" - и в ледяных синих глазах начинали блестеть слезы.
Поэтому я не плачу - не хочу делать больно самому замечательному в мире человеку.

На похоронах я поняла, что смерти нет! Ведь Бог сочетал нас, и мы стали едины! Как же мой Андрейка может быть мертвым, если я жива?! Не может человек быть на половину мертвым!!! Мой Киска живой!!! ЖИВОЙ!!! Это великая тайна, которая открылась мне. Я бы объяснила, что чувствую, но слов не хватает - этим надо просто дышать.

Мой любимый просто обогнал меня на трассе и раньше приехал домой, чтоб все подготовить к моему приезду. Видимо, хреновый я водитель, раз не догнала его пока. Но ведь он меня ждет, и, значит, я приеду обязательно. Ведь нет никакого смысла ехать туда, где не ждут.
А меня ждут... Ждет отец, дед, дядька, бабушка, много друзей... И Андреечка меня ждет. И я уже еду!

nonconformist
08/11/14 14:55

# 1016602

Re: Легенды о любви. нов [re: ДальнийСвет, #1016599] Help admins  

Маша, мои соболезнования тебе.
Да упокоит Господь душу усопшего, а тебе даст силы пережить трагедию!

ДальнийСвет
Православная казачка
08/11/14 15:50

# 1016607

Re: Легенды о любви. нов [re: nonconformist, #1016602] Help admins  

Не надо меня успокаивать - смерти нет! Он жив, просто уехал домой раньше меня.
Ты хоть раз плакал по человеку, который на дороге обгоняет тебя?

ДальнийСвет
Православная казачка
08/11/14 15:52

# 1016610

Re: Легенды о любви. нов [re: ВСЕМ, #883124] Help admins  

Однажды, много лет назад, мы стали легендой нашего города. Я своего Андреича не подведу - я снова стану легендой!!!
И напишу об этом!

ДальнийСвет
Православная казачка
08/11/14 15:59

# 1016611

Re: Легенды о любви. нов [re: ВСЕМ, #883124] Help admins  

Лив может ругать меня сколь угодно, но я не могу промолчать об этом - Ливтрайсер часто звонит мне и очень тепло меня поддерживает. Без его слов мне было бы в разы тяжелее! Он замечательный человек с живым и добрым сердцем! Я благодарна форуму за то, что здесь я познакомилась с этим потрясающим человеком!

Спасибо, брат! Видимо, твоя судьба - спасать тех, кому больше некуда пойти, вселить в тёмные души свет. И иди ты в задницу со своим сатанизмом - такими, как ты, сатанисты не бывают!


Страниц в этой нити: << 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | (показать все)

ОТВЕТИТЬ ВСЕМ   Просмотреть ВСЕ ветвиСледующая ветвь*Отображение Ветвями
Перейти на