Ошибка, такой новости нету. - Христианские новости и другие новости, актуальные для христиан - JesusChrist.ru - сервер христианского общения и знакомств - Иисус Христос . ру
    БИБЛИЯ    НОВОСТИ    СОФТ    ФОРУМ    ЧАТ   Facebook | Twitter

19 октября 2001, 08:55

РЕАКЦИЯ НА ТЕРАКТЫ В США: И.В.Подберезский - "Американская трагедия"

"Американская трагедия" - название далеко не лучшего романа далеко не лучшего писателя США Теодора Драйзера, некогда весьма популярного в СССР. Увы, эти слова точнее всего описывают события, произошедшие в США 11 сентября 2001 г. Это был самый "черный вторник", вообще, видимо, самый черный день в истории Америки. Как представляется, правы те, кто говорит, что эти события изменили мир и он уже не будет таким, каким был до 11 сентября. Выражение "мир изменился" всегда означает одно: изменился взгляд людей на мир. Он предстал не таким, каким виделся раньше. Верно, и раньше люди, в том числе американцы, знали, что в мире есть зло и безумие, но они виделись как-то абстрактно, как нечто, находящееся скорее не в реальности, а виртуальном мире, который так властно вторгся в нашу жизнь благодаря электронным СМИ. До сознания тех, кто был далеко от места трагедии, не сразу дошло, что это не блокбастер, не триллер, а самая что ни на есть подлинная реальность, что в высотные башни Всемирного торгового центра и в здание Пентагона врезались самые настоящие самолеты. Сообщили, что их захватили фанатики, убежденные в том, что таким способом они наверняка попадут в рай - особенно если прихватят с собой побольше неверных. Скорее всего в самолетах были и мусульмане, но их некогда было спрашивать, да никто и не собирался делать этого. Загублено множество жизней, но едва ли исполнители и организаторы этого деяния считают его преступлением. Люди выскакивали с верхних этажей и разбивались насмерть, но режиссеры этой драмы несомненно были довольны - очень эффектно получилось. Мир отреагировал на эти события по-разному. Реакция внутри США Первоначальное замешательство и отторжение произошедшего как нереального быстро сменилось пониманием всей трагичности случившегося. И показательно, что эта страшная трагедия обратила сердца подавляющего большинства американцев к Богу. Они вопрошали Его о смысле случившегося и к Нему же обращались за утешением. Президент призвал американцев молиться (признаюсь, мне трудно представить руководство нашей страны призывающим народ молиться). Баптист Билли Грэм, о котором не раз говорилось на "Кафедре", произнес прекрасные слова: "В такие времена мы осознаем, насколько мы слабы. И нам просто необходим Бог, Его милость и утешение. Сейчас именно то время, когда нужно обратиться к Богу и молиться всем народом, чтобы это зло не распространилось. Настало время вспомнить слова псалмопевца: "Бог нам прибежище и сила, скорый помощник в бедах, посему не убоимся, хотя бы поколебалась земля, и горы двинулись в сердце морей" (Пс 45,2-3). Некоторые религиозные деятели Америки молились за то, чтобы трагедия привела к новому Пробуждению в США. Видный религиозный деятель Пэт Робертсон, бывший кандидатом на пост президента в 1988 г., сказал: "Мы должны молиться за пробуждение в США, потому что сейчас мы особенно ранимы. Мы нуждаемся в молитвенном щите. Поэтому я прошу всю нацию, и особенно христиан Америки, молиться и просить о пробуждении в Америке. Нам необходимо иметь Его защиту. Потому что когда мы являемся открытым, свободным обществом, мы невероятно ранимы. Мы не можем остановить нашу авиацию, мы не можем остановить все поезда, прикрыть все офисные здания и офисы правительства. Любое место является уязвимым для подобных терактов. Все, что нам остается делать, - это молиться". И Америка горячо молилась. Показательно, что хотя некоторым людям не удалось избежать ожесточения сердец, все же страна не впала ни в истерию, ни в ксенофобию, ни в мракобесие. Напротив, сразу же прозвучали слова предостережения: никоим образом не использовать события 11 сентября как предлог для отказа от демократии - ведь именно этого добивались террористы. Но все-таки какие-то ограничения, видимо, неизбежны. Говорят, в частности, о введении идентификационных карточек, аналога наших внутренних паспортов, но предупреждают, что технические возможности криминала мало чем отличаются от возможностей государства, и скорее всего поддельные карточки появятся на черном рынке через несколько дней после их введения. Характерно, что умеренные мусульманские режимы, ведущие борьбу против религиозных экстремистов, давно говорят, что эти последние обосновались в странах Запада и ведут с их территории свою подрывную деятельность. "Это Лондон - рай для безумцев Аллаха, - пишет египетский журнал Роз-аль-Асеф. - Они приезжают сюда и, пользуясь свободой слова и всеми правами, занимаются терроризмом". Видимо, к этим словам стоит прислушаться, - тем более, что, по сообщению того же журнала, руководитель одной лондонской организации переселенцев, которая на самом деле занимается вербовкой боевиков в различных странах мира, издал весной 2000-го года фетву на убийство Путина. Если же говорить о США, то найти баланс между сохранением необходимых свобод и введением некоторых ограничительных мер могут только сами американцы, у нас с этим балансом не все получается. Бесспорно, положительным можно признать осознание опасности антиарабской и антимусульманской истерии, а отдельные случаи ее проявления тоже были. Президент Джордж Буш побывал в мечети при Исламском центре, где, сняв, как положено, обувь, заявил, что терроризм и ислам вещи разные: "...проявления жестокости против невинных людей противоречат основным принципам ислама, и для нашего народа важно осознать это". И еще он сказал: "Террор не является истинным лицом ислама. Ислам - это религия мира, а террористы представляют войну и зло". На высоте положения оказались и религиозные лидеры США, которые первыми выступили против исламофобии и заявили, что недопустимо возлагать вину за произошедшее на весь ислам и целые этнические группы. "Мы настоятельно просим церкви, синагоги, мечети и другие дома молитвы присоединиться к молитве и оказывать посильную помощь. Мы должны вместе стоять против искушения отплатить тем же невинным людям", - заявили они. Правда, мы услышали и - как бы это сказать? - голоса, прозвучавшие несколько необычно. Все же трудно поверить, что в случившемся виноваты не фанатики, превратно понимающие, чего хочет Всевышний, а американские либералы от религии. Нисколько их не оправдывая и не разделяя их взглядов, все же затруднительно усмотреть именно в них главных виновников трагедии. Джерри Фолуэлл, видный религиозный деятель, прямо сказал, что происшедшее навлекли на Америку гомосексуалисты, сторонники абортов, феминистки, неоязычники, а также такие общественные организации, как Американский союз гражданских свобод, Народ за американский образ жизни и другие. Это вызвало отпор, и Фолуэлл вынужден был заявить, что его заявления были вырваны из контекста и "не так поняты". И все-таки положительным следует признать тот факт, что случившее связывают прежде всего с ослаблением веры. Как мы знаем из Писания, Бог не раз использовал врагов для ее укрепления. Американцы вспомнили своего Авраама Линкольна, который сказал, что гражданская война была Божьим наказанием за рабство, за забвение Бога, и нашего Солженицына, который сказал, что семь десятилетий коммунизма были наказанием народу, забывшему Бога. Так что разговор об ослаблении веры не случаен, тут есть над чем трудиться детям Божьим. Но не только им. Государственная власть тоже должна действовать, ибо начальствующий "не напрасно носит меч: он Божий слуга, отмститель в наказание делающему злое" (Рим 13,4). Однако есть в Америке и последовательные сторонники ненасилия, помнящие слова Евангелия: "Оружия воинствования нашего не плотские, но сильные Богом на разрушение твердынь: ими ниспровергаем замыслы и всякое превозношение, восстающее против познания Божия, и пленяем всякое помышление в послушание Христу" (2 Кор 10, 4-5), и полагающие, что потому применение силы ничего не даст для одоления зла. Конечно, не стоит использовать обрушившуюся на Америку беду как дополнительный аргумент для "разоблачения" таких взглядов, пусть эти люди остаются при своих убеждениях. Уверен: абсолютные пацифисты нужны Христу и христианству, хотя сам я не разделяю их взглядов, сейчас особенно. Прощение - великое христианское предписание, но как прощать тех, кто о прощении не просит? Не значит ли это выдавать индульгенцию на новые злодеяния? Полагаю, последние события показывают правоту Лютера, который писал: "...если бы кто-нибудь захотел править миром по-евангельски, упразднить всякое светское право под тем предлогом, что... Евангелие не предписывает иметь ни права, ни меча, и они вообще не нужны; любезный, угадай, что бы он натворил? Он снял бы путы и цепи с диких, злых зверей, так что они растерзали и перегрызли бы всех..." Нужно, считал Лютер, "...чтобы весь мир наполнился христианами, а потом уже управляй по-христиански, по-евангельски" (Мартин Лютер. Избранные произведения. СПб, 1994, с. 136, 137.) Пока мир явно не наполнился христианами, и даже в странах, называемых христианскими, подлинных христиан не так уж много. А до той поры "носящие меч", т.е. государственная власть страны, подвергшейся этой напасти, вправе применить силу против зла, где бы оно ни находилось. Хорошо бы только, чтобы применение было продуманным. Ведь терроризм подобен многоглавой гидре, у которой на месте одной отрубленной головы вырастают целых три. Как бы то ни было, подсознательная убежденность в том, что в Америке ничего подобного случиться не может, рухнула в один день. Основания для известной снисходительности, с которой Америка, как казалось извне, взирала на остальной мир, тоже рухнули. Выяснилось, что на территория США, при всей ее удаленности от основных очагов мировых конфликтов, террористы могут действовать очень успешно. Для террора США уязвимы не меньше, чем любая другая страна. И стали говорить о том, что следующие разбивающиеся самолеты могут быть начинены "химией" и бактериями. Потом вспомнили, что давно уже ходят слухи о существовании портативного ядерного оружия, "атомной бомбы в чемоданчике". Так что для поражения Америки не обязательно создавать ракеты дальнего радиуса действия - достаточно иметь относительно небольшую группу решительно настроенных людей. А в них, как стало ясно, недостатка нет и не будет. Террористы - это не совсем обычный враг. Все государства в той или иной степени всегда готовы обороняться от другого государства и тратят на эту готовность большие деньги. Но тут враг не иное государство, а те самые решительные люди, лишь пользующиеся симпатиями и поддержкой некоторых государств, которые, полагает большинство американцев, должны нести за это ответственность. Отсюда решимость нанести удар по базам террористов - и по тем странам, на территории которых они расположены. Это, считают, морально оправданно. Но все же не следует забывать, что страдают в конечном счете не столько террористы, не столько поддерживающие (а иногда и вскармливающие) их режимы, сколько простой народ. Те же афганцы воюют вот уже тридцать лет, начиная со злосчастного ввода советских войск, осуществленного нашими выжившими из ума руководителями, которые знать не знали, что такое вера, что такое ислам. В конце концов нам пришлось бесславно уйти, что экстремистами было воспринято однозначно: Всевышний за них. И кто возьмется разубедить их? Именно после кампании в Афганистане поднялась волна религиозного экстремизма, а на территории этой и других стран как грибы после дождя стали расти лагери подготовки боевиков для действий в самых разных частях света, в том числе в России. Сейчас под угрозой новых ударов мирное афганское население бежит к границе, прежде всего с Пакистаном, надеясь укрыться от войны. На его долю выпадет больше всего страданий. Это - неоспоримый факт, но неоспоримый факт и то, что это самое население готово поставить нужное число как солдат для армии талибов, так и боевиков хоть для Чечни - для ведения войны, как оно считает, во имя ислама. Тут встают очень сложные вопросы морального и вероучительного свойства, и убедительных ответов, боюсь, нет ни у кого. Отклики извне Западный мир в общем и целом стал на сторону США - правда, с разной степенью энтузиазма. Как и следовало ожидать, ближе всего к американцам оказались англичане. Но и они, и лидеры и религиозные деятели других европейских стран практически единодушно подчеркивали недопустимость отождествления терроризма и ислама. "Терроризм, заявил испанский министр иностранных дел, - действует против всех цивилизаций, включая мусульманскую цивилизацию. Я считаю, что для огромного большинства мусульманских граждан их религия является синонимом мира, терпимости и любви к ближнему". Иоанн Павел II предостерег об опасности раскручивания спирали насилия в связи с терактами в США, выразил пожелание, чтобы "этот античеловечный шаг не ослабил стремление людей доброй воли отказаться от насилия и надежду на возможность истребления семян ненависти". Конрад Райзер, генеральный секретарь Всемирного Совета Церквей, призвал руководство Соединенных Штатов проявить "мужество и мудрость в этот страшный час". Духовный лидер англиканской Церкви, архиепископ Кентерберийский Джордж Кэри, сказал, что он "поражен известием о страшных трагедиях в Соединенных Штатах... Масштабы разрушений и страданий поистине огромны. Мои мысли, молитвы и сочувствие с теми, кто стал жертвой этих трагических событий". Руководитель Евангелической Церкви в Германии Манфред Кок завил: "В эти страшные часы все христиане Германии находятся рядом с гражданами США". И все же, несмотря на предостережения против возможных антиисламских выступлений, они, к сожалению, имели место и в странах Запада. Крайностей, однако, удалось избежать благодаря четкой позиции как церковных деятелей, так и простых граждан. Однако нашлись в Европе и авангардисты постмодернистского толка, которые усмотрели в происшедшем 11 сентября "величайшее произведение искусства", гениально задуманное и гениально исполненное. Что говорить - большие эстеты. В нашей стране первоначальная реакция была вполне адекватной. Президент выразил сочувствие американскому народу, была объявлена минута молчания в память о погибших. Протестанты России призвали всех верующих 12 сентября молиться за Соединенные Штаты. Патриарх Алексий II сказал: "Мы разделяем скорбь американских жителей, которые пострадали от терактов, поскольку на своем горьком опыте знаем, что это такое". А Синод Русской Православной Церкви выступил с заявлением, в котором говорится: "Мы оплакиваем невинно убиенных людей, молимся о их упокоении. Особая наша молитва - о тех, кто получил ранения, кто потерял родных и близких, кто пребывает в страхе и отчаянии. Да поможет Господь нашим американским братьям и сестрам в постигшем их страшном испытании. Русская Православная Церковь решительно осуждает совершивших варварское преступление. Чем бы ни попытались кощунственно оправдать его злоумышленники, оно навсегда останется грехом против Бога и людей, нарушением заповедей любой религии". Очень важно: простые люди без всяких подсказок сами несли цветы к американскому посольству и зажигали там свечи. Однако по мере того, как шло время, тональность высказываний о трагедии 11 сентября 2001 г. у нас менялась. Они свелись, в основном, к "Да, конечно, но...". Причем "конечно" становилось все меньше, а всяких "но" - все больше. В конце концов у многих возобладало и вовсе: "Нам-то что до этого" и даже: "А что мы будем с этого иметь?" Нашлись журналисты, увидевшие "полный паралич воли" у американцев, отказ отстаивать свои ценности. Самое неуместное в такой ситуации - поучать народ, переживший колоссальную трагедию. Однако именно этим многие и занимаются. Хуже того: подавляющее большинство (во всяком случае, в Интернете) высказавшихся в нашей стране все же не удержалось от злорадства - иногда скрытого, иногда совершенно открытого. Искренне жаль, что пущена в ход лицемерная (а если вдуматься - просто мерзкая) сентенция "Американцев жаль, Америку не жаль". Американцы - это и есть Америка, а Америка - это и есть американцы. Чтобы понять мерзость этого лозунга, достаточно применить его к нам и к нашей стране. "Советская Россия" от 13 сентября 2001 г.: "Да, бесспорно, империалистическая Америка в полной мере заслужила все злорадство, презрение и уничижение, обрушившееся на нее в этот вторник. США - это, пожалуй, самое тоталитарное в человеческой истории государство, попросту не может быть в претензии на радость миллионов людей, которые сегодня в открытую празднуют горе ее сограждан". Как писал Интернет-журнал "Грани.ру", "российские политики и шоумены упражняются в завистливой подлости". Кое-кто увидел в происходящем "Божье наказание". ("Сегодня американцы вопрошают: за что? Эта страна нарушила баланс справедливости, существующий в мире. И произошедшее безо всякого сомнения является Божией карой возомнившим о себе и возгордившимся" - это с православного "Форума"; справедливости ради отметим, что были и возражения, но довольно вялые.) Как это часто бывает в России, сыграло свою роль наше обыкновение приписывать Богу зло, совершаемое людьми. Верно, Бог знает и может все, но Он не творит зла, оно от человека, от падшей твари - не от Творца. Недостойно и богохульно сваливать на Господа наши грехи. Сваливают всё и на самих американцев: это, мол, их спецслужбы или какие-то другие влиятельные силы и структуры сами всё устроили, чтобы обвалить курс акций, вызвать волну ненависти к мусульманам, отвлечь мировую общественность от коварных замыслов американского империализма и т.п. Такой ход мыслей у нас не редкость, вспомним, что некоторые наши провидцы даже в Холокосте усмотрели козни евреев: это они-де привели к власти Гитлера и устроили себе Холокост, чтобы потом вызвать к себе сочувствие и извлечь из этого выгоду. Как говаривал бравый солдат Швейк, "Люблю идиотизм в квадрате". Некоторые сокрушались: людей довели до того, что они вынуждены захватывать заложников и разбиваться в самолетах, ибо им не оставили никаких других средств борьбы за справедливость. Нашлись у нас охотники объяснить произошедшее "социально-экономическими причинами", как проявление антиглобализма, противостояния Север - Юг, бедных и богатых. Это выдает нашу приверженность все той же марксистской парадигме мышления, из которой мы никак не выйдем. Она по-прежнему едва ли не преобладает: я работаю в академическом институте и до сих пор на каждой конференции, на каждом круглом столе обязательно кто-нибудь берется "раскрыть всем глаза", показать подлинные "материальные" причины происходящего. Духовное измерение бытия многим просто неведомо: если сказали, что в Боснии есть бокситы, то сразу становится понятным, почему там шла война, а события в Чечне объясняются только и исключительно борьбой за нефть. Мусульмане никогда не сводили всё к "материальным причинам", не материальными соображениями они руководствуются. Не руководствовались ими и исполнители террористического акта в Нью-Йорке и Вашингтоне. По мнению подавляющего большинства исламского мира они неверно толковали Коран, неверно поняли самый дух ислама. За погибших в этих американских городах молились и мусульмане, в том числе мусульмане России. И эти молитвы надо принимать со всей чистотой сердечной. Тем не менее какая-то часть мусульман, пусть меньшинство, все же выступила в поддержку террористов, а кое-где имело место бурное ликование, которое весь мир мог наблюдать по телевизору. Это тоже не следует упускать из виду, хотя не следует и выдавать его за реакцию всего исламского мира. В общем и целом он осудил произошедшее и стоит на том, что ислам - религия справедливости и милосердия. Единый мир? Но о справедливости и милосердии говорят и христиане, и приверженцы других мировых (и не только мировых) религий. И тем не менее в современном мире оказываются возможными события вроде тех, что произошли в "черный вторник" в США. Тогда встает вопрос: насколько мир един в своих представлениях о дозволенном и недозволенном. События "черного вторника" показали, что не так уж он един. Да, все мы люди, все "под Богом ходим", как гласит русское присловье. Но одно дело - человек, от младых ногтей впитывающий в себя христианские принципы (на "Кафедре" уже говорилось, что в нашем цивилизационном поле они присущи и тем, кто не принимает Христа), и совсем другое - человек, впитавший иные представления об Абсолюте, сформированные вне христианства и в противостоянии с ним. Очень многое у таких людей оказывается разным. Простой пример: наше требование отделения церкви от государства вытекает из известных слов Христа "отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу" (Мф 22,21). Но Коран не признает этого принципа, и никто не вправе навязывать его мусульманам. А это иногда имеет место, и не в далекой Америке, а у нас в России. Вот что писал видный деятель мусульманского движения в нашей стране: "Муфтияты всегда требовали и требуют покорности существующей власти, какой бы она ни была. Они укрепляют в умах мусульман христианскую заповедь: "Богу - богово, а кесарю - кесарево", из которой следует, что ислам не должен вмешиваться в дела государства. Это большая ошибка, ибо Аллах сотворил все живое и неживое и Его законы касаются всего... Пророк Мухаммед был одновременно пророком, политиком, военачальником и правителем" (НГ-Религии, Nо.7, июль 1997, с.4). Задача состоит не в том, чтобы замазывать такие расхождения, а в том, чтобы научиться разговаривать друг с другом и вступать в диалог при признании и уважении таких вот различий. В Америке же, как опять-таки видится со стороны, имело место некоторое благодушие и прекраснодушие. На Западе широкое распространение получил либерализм, руссоистская убежденность, что человек от природы добр, а портит его общество, среда, несовершенные законы и т.д. Все-таки правильнее, наверное, был подход суровых ранних протестантов, которые исходили из порочности человеческой натуры после падения, и которые уповали не на "здравый смысл", "общепринятые нормы" и "хорошие законы", а на Духа Святого, на Бога, Который один - источник блага, а отнюдь не человеческие установления. Сейчас считается почему-то, что все признают выработанный в русле христианской культуры принцип равенства сторон и договорного начала: мы равны, я уступаю тебе, теперь ты должен уступить мне, вот и договоримся. А нет - есть выработанный и опять-таки вроде бы общепризнанный механизм коррекции, есть карательный орган, вроде какого-нибудь Гаагского трибунала. Но далеко не все признают равенство сторон, договорное начало и юрисдикцию этого самого трибунала; есть культуры, в которых уступка одной стороны означает не приглашение другой сделать то же самое, а явный признак слабости, и сигнал: надо требовать большего. Различно восприятие действительности. Европейцам трудно, например, уразуметь, как это в Ираке празднуют десятилетие победы над США и предателями дела арабского мира во время войны в Заливе, хотя всем известно, как она кончилась. И дело тут не в аберрации сознания - дело как раз в том, что многие иракцы действительно убеждены, что Всевышний был на их стороне, что они одержали моральную победу и рано или поздно это приведет и к победе на поле боя. Тут сталкиваются разные способы освоения реальности, разные способы рационализации, которые Западу представляются как отсутствие всякой рационализации. Различно и отношение к допустимости насилия. Отвращение к нему далеко не всеобще, не надо выдавать желаемое за действительное. Как не надо обвинять какую-то одну цивилизацию в приверженности насилию - в священных текстах христиан и иудеев не так уж мало свидетельств его допустимости, и, скажем, в христианстве предпочтение ненасильственных средств вещь очень недавняя и еще не вполне укоренившаяся. Крестовые походы, по историческим меркам, были не так уж давно, во всяком случае мусульмане их отнюдь не забыли. А что касается секуляризованной Европы, то анархисты еще в XIX веке записали в своей программе: "Если общество нам не уступит, порок и зло все равно должны погибнуть, даже если мы погибнем вместе с ними". Очень напоминает ход мыслей нынешних экстремистов. И "святость человеческой жизни" - отнюдь не всеобщий принцип: даже у нас в России это скорее декларация, чем установка, и значительная часть населения вовсе не признает его. Причем ценность не только чужой жизни, но и своей. Едва ли справедливо упрекать исполнителей террористических актов в Нью-Йорке и Вашингтоне (а равно и в других местах земного шара) в трусости, что делается нередко. Никакая это не трусость, это как раз убежденность, что такова воля Всевышнего и ее надо осуществить, себя не жалея. И относится это не только к выступлениям против христиан: в ирано-иракскую войну, длившуюся десять лет, перед опытными солдатами через минное поле бежали волнами юноши, иногда совсем подростки, и погибали, подрываясь на минах, в полной уверенности, что обеспечивают себе вход в рай. И если не жалеют себя, то с какой стати жалеть чужие жизни? Тут даже действует своеобразная логика: вас шокирует, что рубят головы, перерезают горло? Значит, так и надо поступать! Разумеется, не может быть и речи о том, что в подобных взглядах виновата та или иная религия. Но в каждой религии всегда находятся экстремисты - вспомним хотя бы Ольстер. Не без оснований указывают, что тут играет роль особая психология, выработке которой способствует ситуация, когда своя вера видится как гонимая. А многие мусульмане считают, что они только обороняются, а наступление против них ведет христианство и порожденное им безбожие. В других культурах как великое оскорбление воспринимаются фильмы, в которых недопустимо обнажено женское тело - одно это может вывести массы людей на улицы. А засилье таких фильмов воспринимается как духовная агрессия, как покушение на религиозные основы. Так что не случайно Голливуд попадает в список целей, намеченных террористами для будущих нападений. О различиях цивилизаций, о концепции их столкновения нам придется говорить на особом заседании "Кафедры". Сейчас скажу только, что цивилизация - это пространство общих символов, смыслов, ценностей. Причем пространство следует понимать не географически только, но прежде всего духовно: можно "телесно" жить в пространстве преобладания одной цивилизации, а принадлежать к другой. Как правило, смыслы, символы и ценности задаются как раз религией. Сейчас широко распространена убежденность, что все религии стремятся к миру, проповедуют уважение к истине, зовут к добру, милосердию, справедливости. В каком-то смысле это действительно так. Но понятия об истине, добре, милосердии и справедливости могут быть очень различными. Далеко не сразу и не везде приходит уважение к иным взглядам, к иным религиям. Строго говоря, изначально религии враждебны друг другу, поскольку каждая претендует на абсолютную правоту и не может признать за другими даже частичного обладания истиной. И требуется очень много времени и усилий со стороны лучших представителей всех религий, чтобы хотя бы в принципе признать за другой религией не только свою правоту, но и просто право на существование. Идея терпимости, которую сейчас так защищает западная цивилизация, совсем недавнего происхождения. Менее ста лет назад в тех же США католичество, к примеру, подвергалось всяческим гонениям. Принцип свободы совести, провозглашенный баптистами в XVII веке, еще далеко не укоренился в мире, в том числе и в России, где к нему чрезвычайно скептически относится наша историческая церковь. И в каждой мировой религии есть люди, которые отказываются мириться с существованиями других религий и призывают к борьбе с ними, в том числе вооруженной. Для такой борьбы нужна конкретная, видимая цель. Ценности и смыслы не имеют материального воплощения, а вот символы имеют. Для многих людей нашей планеты воплощением современного западного мира стала Америка, в Америке - Нью-Йорк, в Нью-Йорке - башни Всемирного торгового центра. Выбор именно их в качестве целей далеко не случаен. С точки зрения людей других культурных ареалов, они символизировали нечто сатанинское, демоническое, что-то вроде вавилонской башни, воплощение бунта против Бога. Вот что можно прочитать на страницах выходящей в Интернете "Газеты.ру": "Я точно знаю, что небоскребы до небес - это дьявольское сооружение". Это высказывание отнюдь не кровожадного экстремиста, это высказывание российского журналиста вообще, кажется, без религиозных убеждений. А вот что писала газета "Известия" на следующий день после катастрофы: "Вчера не только рухнули высочайшие здания Америки, не только обвалился американский рынок - были подорваны ценности, на которых строилась вся послевоенная западная цивилизация. Они оказались бессильны перед натиском молодой, бесстрашной и бесчеловечной силы". И для тех, кто совершил нападение, башни Всемирного торгового центра были, конечно, не просто "высотками", а самой сутью ненавистного западного мира. И тут примешивалось еще осознание некоторой ущербности: "Вся правота у нас, а такие сооружения строите вы, это вызов нам и всем нашим убеждениям". (Хотя, заметим, самое высокое здание находится как раз в мусульманском мире, в столице Малайзии Куала Лумпуре.) С военной точки зрения нападение на Пентагон было куда эффективнее, но оно отошло на второй план, и это еще раз показывает, что главное здесь не собственно военные успехи и неудачи, а именно "борьба за символы". (Напомним, что еще во время Второй мировой войны гитлеровцы разрабатывали планы уничтожения Эмпайр Стейт Билдинг, тогда самого высокого здания Америки.) Символическое значение башен было очевидно и для американцев. "С башнями-близнецами рухнула наша коллективная душа", - читаем в Интернет-журнале Christianity Today. Нью-Йорк, считавший себя финансовой и информационной столицей мира, подвергся сокрушительному удару. Это не просто потеря человеческих жизней, хотя их было очень много, не просто материальный урон, хотя он очень велик, а потеря символического места в системе ценностей и ориентиров западного мира. Отсюда стремление: во что бы то ни стало восстановить здания, а это значит - восстановить в первую очередь символы. В событиях 11 сентября 2001 многие увидели не только внешнюю, "материальную" сторону, а вот эту символическую, духовную, в конечном счете - религиозную. И прежде всего исполнители этого деяния. А была ли "религиозная составляющая"? Многие аналитики, государственные деятели, а иногда и религиозные, спешат заверить нас, что ее вовсе не было. Что те, кто направлял разбившиеся самолеты на башни Всемирного торгового центра и на Пентагон, к исламу не имеют никакого отношения. Об этом заявлял и президент Буш, и посол США в Москве Александр Вершбоу, и видные представители общественности России. В каком-то смысле они правы, но только в "каком-то". Все-таки едва ли эти уважаемые люди вправе решать, кто принадлежит к исламу, а кто нет. Сколько бы нас ни уверяли, что "дело не в исламе", для боевиков в Чечне, для талибов в Афганистане, для исполнителей террористического акта 11 сентября оно как раз в исламе. Они говорят, что воюют за ислам - и почему мы должны не верить им? Другое дело, что бывает разное понимание ислама, но, находясь вне ислама, едва ли уместно поучать тех же боевиков, как им следует понимать свою веру. Это им должны объяснить те мусульмане, которые придерживаются не столь крайних взглядов. Прежде всего это внутреннее дело ислама. Но нельзя и сказать, что больше оно никого не касается - если вас убивают, это вас очень даже касается, все люди в таких случаях имеют право на защиту и самооборону. Как имели его мусульмане во время крестовых походов, и весьма успешно этим правом воспользовавшиеся. Но при этом действительно важно понимать, что идет борьба не с исламом, а с его крайним толкованием. Но в данном случае "крайнее" - это суждение - и осуждение - извне, внутри ислама, как представляется, все же нет полного согласия относительно оценки этого явления. Несомненно, подавляющее большинство как простых мусульман, так и видных исламских богословов выступает против религиозного экстремизма. Но есть пусть узкая, но все же пользующаяся симпатиями части мусульман прослойка сторонников радикальных действий, куда входят и простые приверженцы ислама, и высоко образованные, и люди бедные, и очень даже состоятельные. Это вовсе не единицы, это десятки тысяч, может, сотни. Или на порядок больше. И распространены эти симпатии повсеместно. Киргизия далеко от Нью-Йорка, но в Бишкекском университете после событий появились листовки, восхваляющие героев 11 сентября, которых, не исключено, будут долго прославлять. А в Лондоне на собрании мусульман в Бирмингеме прозвучали угрозы в адрес тех мусульман, которые осудили теракты в США, и было сказано что они станут мишенью для "истинных" мусульман, а "конец всему будет положен только тогда, когда мусульмане завоюют Белый дом". Можно ли отмахнуться от таких предупреждений? А тем более - от уже совершенных деяний? Усама бин Ладен заявляет: "Мусульманские богословы объявили врагом любого американца, который платит налоги своему правительству и тем самым помогает американской военной машине в борьбе против мусульман. Наш долг - призвать всех мусульман к участию в джихаде" ("Московские новости", 20.09.2001). Могут ли американцы проигнорировать это заявление на том основании, что большинство мусульман не разделяет подобные взгляды? После каждого акта террора, совершенного экстремистами, на экранах телевизоров появляются интеллигентного вида мусульманские богословы и с Кораном в руках доказывают, что террористы не имеют ничего общего с подлинным исламом. Однако в современном мире отношения между исламом и христианством определяются не только богословами и не только учеными. Экстремисты тоже читали Коран, причем, в отличие от богословов, они читали только его. Священные тексты не поддаются однозначной интерпретации, мы, христиане, знаем, что и из Библии в свое время вычитывали невесть что - да и сейчас вычитывают. Какое прочтение возьмет верх, что такое истинный ислам - это могут решить только сами мусульмане. Несомненно одно: в исламе заложен большой нравственный потенциал, а идеал мусульманина - безоговорочное служение Всевышнему. Само слово "ислам" означает "покорность" - имеется в виду покорность воле Божьей. А вот в чем состоит эта воля - тут, как видится извне, согласия среди мусульман нет. Некоторые из них считают, что каждый человек рождается в исламе, т.е. в состоянии покорности воле Бога, и только родители делают из него христианина, иудея или огнепоклонника. А потому его надлежит вернуть в истинную веру, если понадобится - силой. Точно так же некоторые правоверные полагают, что везде, где появилась мечеть, - это уже земля ислама, и ее надлежит расширять. А кто противится этому - тот враг ислама. В свое время исламские фундаменталисты предложили Горбачеву, Шираку и некоторым другим западным политическим деятелям принять ислам. И это вовсе не абсурд: с точки зрения предлагающих это вполне логичный шаг. Если угодно - проявление милосердия. Иногда говорят об исламском экстремизме как о чем-то совершенно новом. Дескать, мир изменился - изменилось и отношение ислама к неверным. У какой-то части - да, несомненно. Но все-таки потенциал неприятия гяуров, неверных, всегда был велик. В 1979 г. в Тегеране захватили американских дипломатов (годовщина этого события празднуется там до сих пор). Об этом, стоит напомнить, с восторгом сообщала советская печать: народ поднялся против американского империализма! Однако народ поднялся против неверных, откуда бы они ни были: за 150 лет до того в том же Тегеране просто растерзали русскую дипломатическую миссию во главе с Грибоедовым - по тем же причинам. Но есть и много обнадеживающих признаков. Подавляющее большинство мусульман действительно не имеет ничего общего с терроризмом и решительно осуждает его. Тут особенно хотелось бы выделить позицию мусульман России. Они всегда отличались благоразумием и мудростью, в свое время, в XIX веке, именно мусульмане России составляли самую образованную часть мусульман мира и их идеи обогатили сокровищницу мировой исламской мысли. Они очень здраво оценили произошедшее и предостерегли от попыток связать террор с исламом. Съезд Исламской партии России, прошедший вскоре после американской трагедии, начался с минуты молчания в память о погибших и молитвы за них. Лидер партии заявил: "Все мы, мусульмане, осуждаем теракт во всех его проявлениях, для террористов нет ни своих, ни чужих, для них нет ничего святого и они не делают различий ни между христианами, ни между мусульманами". И он же призвал не давать место эмоциям, а главное - не представлять случившееся как начало войны между исламом и христианством. А председатель Совета муфтиев России шейх Равиль Гайнутдин сказал: "Есть мировая религия ислам, который является религией мира. Мы надеемся что мировое сообщество не допустит противостояния между христианством и мусульманством.... Я надеюсь, что и в российском обществе есть понимание, что в чудовищных терактах в США нет вины мусульман и ислама, а есть вина тех, кто встал на путь преступления и терроризма". Это очень здравая позиция, и ее разделяют не только российские мусульмане. Но здравомыслие последних все же стоит подчеркнуть особо, потому что всякий, кто следит за развитием религиозной ситуации в России, может привести немало примеров несправедливого отношения к ним. Это очень прискорбно, потому что будущее России без ислама немыслимо. * * * И все же есть основания и для скорби, для тревоги. Американская трагедия и в самом деле изменила взгляд очень многих людей на современный мир. От того, как отреагирует человечество на случившееся, во многом зависит его будущее. Христианам надлежит помнить, что все происходит с ведома Господа, воспринимать эти события как испытание и достойно проходить его, опираясь на слово Божие, а не на лукавые мудрствования людей. Надо много молиться - в том числе и о том, чтобы Господь дал нам разумение, как наилучшим образом понять Его волю, чтобы Он дал нам часть в ее осуществлении. И если даст - достойно сотворить ее. С пожеланиями благословений от Господа брат И.В. Подберезский Об авторе: Игорь Витальевич Подберезский, родился 10.01.1937 г. в г. Брянске. В 1962 г. окончил Восточный факультет МГИМО, в 1965 г. - аспирантуру МГИМО по специальности "тагальская филология". В 1967 г. защитил кандидатскую диссертацию, в 1984 - докторскую. Специализировался по Филиппинам, в 1970-1971 годах стажировался в Филиппинском государственном университете в Маниле. Преподавал тагальский язык в МГИМО, заведовал сектором в Институте востоковедения РАН, с 1998 г. работает в Институте мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО РАН) в должности ведущего научного сотрудника, где занимается проблемами цивилизационного и культурного развития. Автор восьми книг (в том числе "Учебника тагальского языка") и свыше ста статей по проблемам языка, культуры и литературы Филиппин, Юго-Восточной Азии и Азии в целом. Член Союза писателей, переводил преимущественно филиппинскую литературу, издал семь переводных книг. К Богу обратился в 1993 г., святое водное крещение принял 12.06.1993, член Центральной московской церкви ЕХБ. Сотрудничает в периодических изданиях ЕХБ, в 1996 г. опубликовал книгу "Быть протестантом в России". Читал курс "Религиозная ситуация в России" в Московской богословской семинарии, в Брянском библейском институте ЕХБ.



Новость предоставлена христианским дайджестом новостей JesusChrist.ru со ссылкой на следующий источник: "Христианское cлово"

Внимание: При цитировании новостей с нашего сайта необходимо ставить работающую гиперссылку на сайт JesusChrist.ru. Спасибо.

Мнение создателей сайта может не совпадать с мнением, изложенным в цитируемых в дайджесте новостях.

По этой новости еще не начато обсуждение в христианском форуме. Нажатием кнопки "Обсудить в форуме" Вы откроете новую тему в нашем форуме. Для того, чтобы принять участие в ней, Вам надо будет зарегистрироваться в форуме, если Вы пока этого еще не сделали.

Распечатать новость


Другие новости за 19.10.2001

В Рунете открывается новый портал "Религия в России"
ВОЙНА В АФГАНИСТАНЕ: Американцы не исключают применения в Афганистане ядерного оружия (новость обновлена)
Новый Завет – впервые на татарском
ОБЗОР ПРЕССЫ: "Религия в России" - "Почему в российской прессе отсутствует религиозная тема?"
Состоялись встречи докладчиков ПАСЕ с представителями российских религиозных объединений












На правах рекламы: .



Все материалы © 1999-2020 "JesusChrist.ru - сервер христианского общения".
Новости из дайджеста © указанных источников и СМИ.
Вы можете помочь нашему проекту