Ошибка, такой новости нету. - Христианские новости и другие новости, актуальные для христиан - JesusChrist.ru - сервер христианского общения и знакомств - Иисус Христос . ру
    БИБЛИЯ    НОВОСТИ    СОФТ    ФОРУМ    ЧАТ   Facebook | Twitter

21 ноября 2001, 13:27

ОБЗОР ПРЕССЫ: "Религия в России" - "Христианство в Корее"

Подавляющее большинство россиян абсолютно уверено в том, что Корея, подобно своим соседям по Восточной Азии, является страной или буддистской, или какой-то еще, но уж никак не христианской. Даже контакты с многочисленными протестантскими проповедниками, которые в последнее десятилетие часто появляются в наших городах, не повлияли на эту точку зрения1. А между тем, христианство вот уже несколько десятилетий является в Корее ведущей религией.

***
Первым, еще в XVIII веке, в Корею проникло католичество. В тот период Корея находилась в состоянии духовного кризиса, который хорошо ощущался интеллектуальной элитой страны. Ортодоксальное неоконфуцианство, которое на протяжении долгого времени было официальной идеологией Кореи, стало казаться слишком схоластичным, слишком оторванным от реальной жизни и безнадежно заблудившимся в приз-рачных лабиринтах собственных умозрительных построений. Разочаровавшись в официальных установках, молодые конфуцианские интеллектуалы стали обращать внимание на католические сочинения, переводы которых на хорошо известный всем образованным корейцам древнекитайский язык время от времени попадали в Корею из Пекина. В конце 1770-х гг. в Сеуле возник кружок молодых конфуцианцев, занимавших изучением христианства по этим книгам. В 1784 году один из членов этого кружка, Ли Сын Хун, побывав в Китае в составе корейской дипломатической миссии, встретился там с иностранными миссионерами, и, приняв крещение, вернулся на родину. Вокруг него и возникла первая в Корее христианская община. В конце XVIII века корейское правительство под страхом смерти запретило пропаганду христианства в стране. Причины негативного отношения корейских властей к христианству были связаны с тем, что христиан считали агентами "западных варваров" - европейских колониальных держав (надо признать, иногда они действительно выступали в качестве таковых). Другим обстоятельством, вызывавшим возмущение остальных корейцев, был отказ сторонников новой веры участвовать в языческих обрядах жертвоприношений душам предков - крайний аморализм с точки зрения конфуцианства. Множество корейских христиан погибло на плахе и в тюрьмах, но преследования не остановили сторонников новой веры - корейская католическая община продолжала существовать и расти. К моменту фактической легализации христианства в 1880-е гг. ее численность превышала 10 тысяч человек. К тому времени появились и первые корейцы-священники, которые были тайно отправлены общиной учиться в католическую семинарию в Макао и, пройдя там подготовку, нелегально вернулись на родину. В целом же история раннего корейского католицизма была достаточно нетипичной для стран Восточной Азии - ведь оно проникло в Корею без непосредственного участия миссионеров, чисто литературным путем. Распространение же протестантизма происходило по более стандартной схеме. Решающую роль в его проникновении в страну сыграли западные миссионеры, деятельность которых началась в Корее в 1880-е гг. В распоряжении протестантских миссионеров были немалые средства, и неудивительно, что вскоре католики оказались оттеснены на второй план - тем более, что к концу XIX столетия деятельность миссионеров была полностью легализована. Протестанты сыграли огромную роль в модернизации Кореи на рубеже веков. Именно миссионеры открыли в Корее первые современные больницы и школы, основали первые литературные журналы и даже первые спортивные клубы. Христианами (в основном протестантами) было подавляющее большинство первых корейских "западников", для которых принятие этой религии означало приобщение к столь почитаемой ими евро-американской цивилизации. Активным было и участие протестантов в национально-освободительном движении. Например, известна религиозная принадлежность 15 тысяч 156 человек, которые были арестованы японскими властями после антиколониального восстания в марте 1919 года: протестантов среди них было 3 тысячи 373 или 21,6 % - при том, что их доля в общей численности населения тогда составляла лишь 1,5 %2. После захвата Кореи Японией в 1910 году корейское христианство столкнулось с немалыми трудностями. Японские колониальные власти с понятным подозрением относились как к самому христианству, опасаясь, что оно может стать источником проникновения западных идей, так и к миссионерам, в которых они видели потенциальных агентов западных держав. Колониальная администрация пыталась организационно подчинить корейских христиан японским протестантским церквям. В противовес христианству власти пытались внедрять в Корее японские варианты буддизма, но особого успеха они не добились - скорее наоборот, сам буддизм был скомпрометирован излишней близостью к колониальной власти. Еще меньшего успеха добилась колониальная администрация в своих попытках насадить синтоизм - японское язычество. В двадцатые и тридцатые годы с христианством в Корее произошла важная метаморфоза, которая определила его последующую судьбу: христианство стало восприниматься как национальная религия. В этом заключается коренное отличие между судьбами христианства в Корее - с одной стороны, и в большинстве стран Азии - с другой. В Корее в качестве колонизаторов выступали не европейцы, столь охотно подчеркивавшие в те времена свою приверженность христианству, а японцы, которые в качестве своего религиозно-идеологического инструмента пытались использовать буддизм, и никак с христианством не ассоциировались. Поэтому, в отличие от колоний европейских держав, западные миссионеры и их местные сторонники воспринимались в Корее не как идеологические агенты чуждой и враждебной власти, а, наоборот, как противники колонизаторов, как представители дружественной силы. Вдобавок, практически вся корейская интеллигенция, включая и большинство лидеров антиколониального движения, состояла из людей, получивших образование в христианских учебных заведениях. Наконец, протестантизм стал восприниматься как идеология передового Запада, которому следовало во всех отношениях подражать. В итоге в Корее христианство (в первую очередь - протестантизм) сумело сделать то, чего оно не добилось, пожалуй, больше ни в одной азиатской стране: оно утвердилось в положении ведущей национальной религии. Корейский социолог Ли Чун Ен замечает, что одна из важнейших теологических идей, пользующаяся особой популярностью среди корейских верующих, заключается в том, что "Корея является центром духовного возрождения, и именно корейцы послужат инструментом спасения мира"3. Тот, кому приходилось жить в Корее, хорошо знает, что подобные воззрения там распространены чрезвычайно, равно как и представления о корейцах как о "новом Израиле", о народе, избранном Богом. 1945 год означал кардинальные изменения в судьбах корейского христианства. На протяжении предшествующих полутора столетий христианство было религией оппозиционной, но после Освобождения оно приобрело квази-официальный статус. В новых условиях количество христиан в Корее стало стремительно возрастать. Успех этот был во многом развитием тех тенденций, что наметились еще в колониальное время, но он был бы невозможен без организационной и финансовой поддержки, которую корейские миссионеры получали из США. Традиционно главным центром корейского протестантизма был Пхеньян и, шире говоря, северные провинции. После 1945 года некоторые радикально настроенные священники поддержали коммунистов, но подавляющее большинство клира выступило против новой власти. До конца Корейской войны власти КНДР разрешали деятельность нескольких приходов, но в конце пятидесятых годов, с укреплением режима единоличной власти Ким Ир Сена (который, кстати, сам был выходцем из семьи протестантских активистов), христианство на Севере оказалось полностью запрещено. Только в середине восьмидесятых годов власти КНДР вновь открыли несколько церквей, деятельность которых, разумеется, жестко контролируется спецслужбами и служит в первую очередь внешнепропагандистским задачам. На Юге страны в правление Ли Сын Мана (1948-1960) и военных диктатур (1961-1987) отношения христианства и властей были достаточно противоречивыми. С одной стороны, основная масса корейского клира придерживалась последовательно антикоммунистических взглядов, чему, в частности, способствовали и гонения на христиан в Северной Корее, и, главное, традиционно крепкие связи корейских христиан с Америкой. Среди южнокорейской экономической и политической элиты доля христиан была очень велика. Фактически, в 1945 году к власти в стране (при американской поддержке) пришли бывшие националисты-модернизаторы, а среди этой группы протестантство уже с самого начала XX века пользовалось огромным влиянием. Показательно, что в 1952-1962 гг. доля христиан среди корейской элиты (высшее чиновничество и генералитет) достигла 41 % (32,5 % - протестанты, 8,5 % - католики), в то время как доля христиан в общей численности населения в начале 1960-х гг. составляла только 5,3 %4. В то же время не следует считать, что корейское христианство в период военных диктатур было чуть ли не придатком светской власти. На практике корейские христиане, особенно католики, сплошь и рядом играли самую активную роль в оппозиционных движениях. Католические соборы в Корее пользовались неофициальным, но соблюдаемым на практике правом убежища и часто становились ареной антиправительственных выступлений. Эти действия существенно поднимали авторитет церкви, особенно среди интеллигенции и студенчества, которые в восьмидесятые годы заметно полевели. Впрочем, тон в церкви задавали и задают отнюдь не левые. В целом же, семидесятые и восьмидесятые годы стали временем, когда христианство превратилось в доминирующую религию не только среди городской интеллигенции, но и среди населения страны в целом. Рост численности христиан в Корее на протяжении последнего столетия хорошо виден из приводимой далее таблицы5 (после 1946 г. данные только по Южной Корее):
1890191119301940 1962 1972 1984 1991 1999
Католики
(тыс.чел.)
17,6 76,8 53,7 113,6 591 790 1.711 2.386 ...
Протестанты
(тыс.чел.)
... 116,1 260,6 394,3 737 3.463 7.687 7.739 ...
Доля христиан в населении 0,3% 1,5% 1,6% 2,2% 5,3% 12,8% 23,2% 23,6% 25,3%
По данным Национального управления статистики, в 1999 году религиозный состав южнокорейского населения в целом был следующим: неверующие 46,4 %; буддисты 26,0 %; протестанты 18,4 %; католики 6,9 %; конфуцианцы 0,6 %; вон-буддисты 0,2 %; прочие 0,7 %6. Таким образом, статистика утверждает, что количество христиан и буддистов в Южной Корее примерно равно. Однако эти цифры во многом искажают реальное положение вещей, так как в них не отражено самое важное - религиозное усердие представителей разных конфессий, то, насколько всерьез принимают они свои убеждения. В Корее бывает достаточно - просто посмотреть вокруг, чтобы удостовериться в исключительной активности христиан (и пассивности буддистов). Обилие христианских храмов неизменно становится одним из самых неожиданных впечатлений для русских, впервые приехавших в Южную Корею. Их количество действительно поражает. Едва ли можно найти сейчас поселок в сотню домов, в котором бы не было как минимум одной церкви. Кресты, установленные на крышах церквей или зданий, в которых тот или иной приход снимает помещение, бросаются в глаза при самом беглом взгляде на Сеул или любой иной корейский город (особо впечатляющим выглядит это зрелище ночью, когда кресты светятся красным неоновым пламенем). Автор этих строк прожил три года в городке Осан под Сеулом. С балкона его дома ночью одновременно можно было увидеть кресты 8 церквей, расположенных на расстоянии нескольких сотен метров друг от друга. И это - на окраине небольшого корейского городка! Удивительна активность протестантских проповедников. Человек средних лет, в костюме и галстуке, с Библией в руке, который голосом, перекрывающим грохот колес поезда, призывает всех пассажиров вагона метро или электрички покаяться в грехах и уверовать в Христа, - явление столь обычное, что даже несколько удивляешься, когда за целый день, полный поездок на метро, ни разу не столкнешься ни с одним из таких проповедников. Столь же обычны группы молодых людей, которые распевают у входа в метро религиозные песни, аккомпанируя себе на гитаре. Христианскую брошюру может вручить пассажиру водитель такси, а бабушка, которая в метро раздает всем соседям по сиденью христианские листовки и газеты, встречается еще чаще, чем уличные проповедники. Эта активность контрастирует с поведением представителей сторонников буддизма и иных традиционных верований, которых, равно как и их храмов, почти не видно в корейских городах и поселках. Другим проявлением проповеднического пыла, свойственного корейскому христианству, стала деятельность многочисленных корейских миссионеров, ныне исключительно активно работающих во всем мире, в том числе и в странах СНГ. Особенно активны христиане среди молодежи. За четыре года работы в корейских университетах автор почти не встречал среди своих студентов тех, кто называл бы себя буддистами, в то время как христиане всегда были очень многочисленны, составляя примерно половину всех студентов (остальные обычно были неверующими). При этом молодые корейские христиане воспринимают свою веру с полной серьезностью, часто ссылаются на Священное писание и сплошь и рядом мотивируют тот или иной свой поступок религиозными предписаниями. Значительная часть студентов по воскресеньям регулярно посещает церковь, многие из них поют в хоре или активно работают в разного рода церковных организациях. Вообще, для корейских христиан пунктуальное исполнение религиозных предписаний стало частью повседневной жизни. По воскресеньям у протестантских и католических церквей собираются толпы нарядно одетых людей. Посещение воскресной службы - почти обязательная часть жизненного распорядка корейской христианской семьи, равно как и почти исчезнувшая в современной Европе традиция молиться перед трапезой. Показательно, что и в эмиграции корейские общины объединяются по преимуществу вокруг церквей. В США и некоторых других странах, которые стали центрами корейской эмиграции в сравнительно позднее время, именно корейская христианская протестантская церковь становится для местной диаспоры главным центром встреч и контактов, своего рода местным корейским клубом. Статистика при внимательном рассмотрении подтверждает, что христианство является в Корее наиболее активной религией. Во-первых, чем моложе человек, тем больше вероятность того, что он окажется христианином. Если в целом по стране в 1991 году буддисты составляли 51,2 % верующих, а христиане 45 %, то в том же году среди верующих в возрасте от 20 до 29 лет буддистов было 40,2 %, а христиан - 56,8 %. Во-вторых, доля христиан существенно выше среди городских жителей, чем среди сельских (в 1991 году - в полтора раза)7. В-третьих, чем выше уровень образования и социальный статус корейца, тем, опять-таки, больше вероятность того, что он исповедует христианство. Когда в декабре 1994 года в Корее было сформировано новое правительство, буддийская газета "Поппо синмун" сообщила о его религиозном составе: из 22 министров кабинета 11 были протестантами, 4 - католиками, один - буддистом, а 6 - неверующими8. Подтверждаются приведенные выше субъективные впечатления и данными социологического опроса верующих, в ходе которого им задавали вопрос о том, насколько часто они посещают религиозную службу. Результаты этого обследования говорят сами за себя. Больше половины (54,2 %) буддистов посещали религиозные церемонии "раз в год и реже", и только 17,2 % всех тех, кто считал себя буддистами, бывали в храмах чаще, чем раз в месяц. С другой стороны, более двух третей христиан (76,1 % протестантов и 67,2 % католиков) посещали храмы "раз в неделю и чаще". 55 % буддистов (против 6,8 % протестантов и 10,6 % католиков) признались, что никогда а жизни не читали священных текстов своей религии9. Наконец, не следует забывать и субъективной самооценки верующими своих религиозных чувств. В 1983 году 34,9 % буддистов, но 46,2 % протестантов и 48,7 % католиков охарактеризовали свою веру как "глубокую" или "очень глубокую"10. В организационном отношении корейский протестантизм не отличается единством. Он представлен многочисленными и организационно независимыми друг от друга направлениями и группировками, которые, вдобавок, часто раскалываются из-за религиозных, финансовых или политических разногласий. Склонность корейского протестантизма ко всяческим внутренним раздорам и конфликтам может порою вызывать улыбку у постороннего наблюдателя. В большинстве своем корейские протестантские церкви и секты являются ответвлениями тех или иных американских религиозных течений, но, как правило, обладают организационной независимостью. Заметим кстати, что печально знаменитая за рубежом Церковь Объединения Мун Сон Мена ("муниты"), которая у многих иностранцев по понятным причинам ассоциируется с Кореей, в действительности, несмотря на корейское происхождение своего основателя, играет весьма скромную роль в религиозной жизни этой страны. Корейское католичество, несмотря на свою героическую историю, сейчас по своему влиянию заметно уступает протестантизму. Тем не менее, как абсолютная численность католиков в стране, так и их удельный вес продолжают расти. Католические иерархи пользуются в стране заметным влиянием (пожалуй, более серьезным, чем руководители протестантских церквей, репутацию которых во многом портят постоянные расколы и скандалы, в том числе и финансовые). Вдобавок, два с половиной миллиона активно верующих граждан - это немалая сила, особенно если принять во внимание ту дисциплину и согласованность действий, которыми всегда славилась католическая церковь. Есть в Корее и православие, некогда занесенное туда русскими миссионерами, которые действовали в Сеуле с 1898 года. После Октябрьской революции миссия, оказавшись изолированной от России, осталась в Сеуле и продолжила свою деятельность. Как известно, в дореволюционный период значительная часть переселившихся в Россию корейцев приняла православие, а вот успехи российских миссионеров в самой Корее, где им приходилось действовать без привычной для них прямой государственной поддержки, оказались достаточно скромными11. В 1950 году, когда глава миссии кореец-священник Алексей Ким был арестован северянами и исчез бесследно, деятельность православной церкви ненадолго приостановилась, но в 1953 году она была возобновлена с помощью греческих военных (Греция, наряду с некоторыми другими странами Запада, принимала символическое участие в Корейской войне, направив на полуостров небольшой воинский контингент). В настоящее время сколь либо заметного влияния в стране православие не имеет: достаточно сказать, что православных корейцев примерно в 30 раз меньше, чем корейцев-мусульман.
***
Южная Корея уникальна тем, что она является одним из немногих азиатских государств, в религиозной жизни которых христианство занимает сейчас доминирующее положение. Несмотря на свою сравнительно краткую историю, христианство, особенно протестантизм, стало важным составным элементом современной корейской культуры. Экспансия христианства продолжается в Корее и в наши дни, и есть основания предполагать, что его влияние будет возрастать и дальше. Успех корейского христианства был вызван рядом факторов. На первых порах ему способствовала обстановка общего духовного кризиса, который подорвал позиции традиционных верований и идеологий, в первую очередь - конфуцианства. Важно и то, что христианство в Корее не воспринималось как религия колонизаторов. Христианство, особенно протестантское, для Кореи в первой половине XX века было религией модернизаторской, принятие христианства служило символом приобщения к новым идеям и ценностям, проникающим с капиталистического, демократического, современного Запада. После восстановления независимости Кореи в 1945 году росту христианства способствовал продолжающийся кризис традиционных религий, а также то обстоятельство, что к тому времени христианство исповедовала значительная часть новой вестернизированной корейской элиты. Примечания: 1 Вот что пишет по поводу новой афганской войны Алексей Левинсон: "И в самом деле, если в конфликт вовлечены религии, то именно все религии Завета - иудаизм, христианство, ислам. А в стороне остались - слава богу, только какому? - политеистические конфессии. Китай, Индия, Япония, Корея с их двумя миллиардами населения вне конфликта или затронуты им (как Китай) лишь в меру контакта с исламом и христианством" ("Неприкосновенный запас"). Ясно, что автор уверен в том, что Корея является "политеистической страной", которая "затронута христианством" даже меньше, чем Китай. Убеждение столь же распространенное, сколь и безосновательное. 2 Данные японского Генерал-Губернаторства, приводимые в частности, в: Palmer Spenser. Korea and Christianity: The Problem of Identification with Tradition. Seoul, 1967. P. 65. 3 Lee Jung-Young. Christian Indigenization in Korea. - "Asian Pacific Quarterly of Cultural and Social Affairs". 1986, № 1. P. 17. 4 Han Gil Soo. Social Cources of Church Growth: Korean Churches in the Homeland and Overseas. Lanham, N.-Y., L., 1994. P. 66. 5 Данные о численности верующих в таблице даны по сводке, приведенной в: Чонъ Чин Хонъ. Хангук сахве-ый пёндонъ-ева кидоккё (Перемены в корейском обществе и христианство). - Сахве пёндонъ-гва Хангук чонъгё (Перемены в обществе и религия в Корее). Сеул, 1987. С. 259. Данные для 1991 г.: Хангук сахве чипхё: 1993 (Корейские социальные индикаторы: 1993). Сеул, 1994. С. 267. Данные для 1999 г. - онлайновая версия этого же справочника (kosis.nso.go.kr). Численность населения для расчета доли христиан принята по: Хангук сахве чипхё: 1993 (Корейские социальные индикаторы: 1993). Сеул, 1994. С. 39. 6 Хангук сахве чипхё: 1999 (Корейские социальные индикаторы: 1999). Онлайновая версия на сайте Национального управления статистики (kosis.nso.go.kr). 7 Там же. 8 Поппо синмун. 18 января 1995. 9 Данные содержатся в интересном исследовании корейской религиозности, проведенном корейским отделением Института Гэллопа: Хангукин-ый чонъгё-ва чонъгё ыйсик (Религия и религиозное сознание корейца). Сеул, 1994. С. 38. 10 21. Там же. С. 34. 11 История русской миссионерской работы в Корее и среди корейской диаспоры в России подробно изложена в интересной работе Михаила Белова (позднее и в несколько переработанном виде защищенной в ИСАА при МГУ в качестве кандидатской диссертации): Belov M. The Experience of the Russian Orthodox Church among Koreans. Seoul, 1991. Андрей ЛАНЬКОВ



Новость предоставлена христианским дайджестом новостей JesusChrist.ru со ссылкой на следующий источник: Религия в России

Внимание: При цитировании новостей с нашего сайта необходимо ставить работающую гиперссылку на сайт JesusChrist.ru. Спасибо.

Мнение создателей сайта может не совпадать с мнением, изложенным в цитируемых в дайджесте новостях.

Комментариев в форуме по этой новости: 0

Распечатать новость


Другие новости за 21.11.2001

Английский священник изгнал йогов из храма
ОБЗОР ПРЕССЫ: "Религия в России" - "Религиозные итоги ХХ века"
Получено письмо от похищенных миссионеров на Филиппинах
Американские студенты продолжают бороться за возвращение молитвы в школу
Афганистан: трансляция христианских радиопередач
Узбекистан: баптистской церкви отказано в регистрации
Супермодель благодарит Бога за восстановление
Количество жертв терактов в США стремительно сокращается
Новая "Мисс Мира" говорит о своей вере
Молитва и пост - оружие для борьбы с преступностью
Россия делает первый шаг к отказу от всеобщего воинского призыва
ОБЗОР СМИ: "Радио Свобода" - "Конец света"
Верховный Суд Пакистана: предавать ли христиан смерти?
Туркменистан: пастор церкви "Слово Жизни" и его жена депортированы
Франклин Грэм дает комментарии о сущности ислама
Методисткам позволят бить посуду в церкви
В Саудовской Аравии звучат призывы к пересмотру официальной религиозной доктрины
В Магдебурге построят крупнейший в Германии русский православный храм












На правах рекламы: .



Все материалы © 1999-2020 "JesusChrist.ru - сервер христианского общения".
Новости из дайджеста © указанных источников и СМИ.
Вы можете помочь нашему проекту